В ожидании репрессий. Какие решения сегодня может принять СНБО?

19 февраля 2021, 16:52 | Аналитика и лонгриды

Редакция «Шарий.net» изучила, какие решения могут быть приняты на заседании СНБО 19 февраля

Неделю назад, после санкций против Тараса Козака и его телеканалов, прогремела ещё одна новость из Офиса президента. В СНБО анонсировали, что 19 февраля по инициативе Владимира Зеленского состоится заседание, часть вопросов на котором обсудят в закрытом режиме. Это сразу создало почву для кривотолков — кого на сей раз собираются «покарать»? Учитывая, какими методами сейчас действует власть — ожидать теперь уже можно всего.

В Интернете озвучивают целый ряд теорий, кто может «попасть под горячую руку». Тем более, ориентированные на Офис каналы убеждают, что список вынесенных на заседание тем действительно держится в строгой тайне даже от близкого окружения президента, и никаких «сливов» не было и не будет до официальной информации.

1. Дальнейшая атака на Медведчука

Источники «Лиги» в СНБО сообщают, что окончательная повестка ещё не сформирована, но может быть рассмотрен вопрос иностранных граждан, которые контролируют нефтепродуктопровод «ПрикарпатЗападтранс», связываемый как раз-таки с Виктором Медведчуком (ОПЗЖ). Этот участок провода «Самара — Западное направление» перекачивает дизтопливо из России и Беларусь в Украину и далее в Европу. Версия вполне реалистичная по нескольким причинам:

— последовательность президента, то есть «сказал А — скажи и Б». Логично, что если он взялся за медиаимперию Медведчука (которого Зеленский давно недолюбливает и при удобном случае отпускал шпильки в его адрес), то должен ещё и лишить источников доходов, чтобы нардеп оказался стеснён в средствах и вынужден был капитулировать. Потом его активы можно ещё и выкупить. В качестве аргумента используют тот факт, что монополизация рынка дизельного топлива «пятой колонной Кремля» может послужить угрозой для национальной безопасности и создаёт условия для шантажа «зелёной» власти и Украины в целом;

— рейтинги ОПЗЖ всё это время росли за счёт разочаровавшихся в «Слуге народа», и в последние месяцы социологи начали ставить оппозиционеров на первое место. Что не на шутку испугало временщиков из Офиса президента, думающих, что они пришли во власть навсегда, и при этом терпят провалы по всем фронтам;

— Медведчук на Западе представляется агентом влияния Путина в Украине, а потому в СНБО банально хотят угодить «хозяевам», надеясь тем самым приблизить звонок Джо Байдена Зеленскому.

2. Санкции против Шария и партии

В свете новостей этой недели о «подозрении СБУ для Анатолия Шария» (которое никто так и не вручил), об угрозах «экстрадировать» медиаэксперта, о заведенном деле на Ольгу Шарий за «подделку документов», о полнейшем беспределе с задержанием Виктора Шария Службой Безопасности и последующим показом его в эфире «Громадського» — логично было бы ждать дальнейшего давления и на Партию Шария. Когда первоначальная эйфория прошла, стало понятно, что в короткие сроки никакого эффекта, кроме информационного взрыва, добиться не получится. При этом санкции против Шария в рамках одной лишь Украины неэффективны, а для Европы появляется всё больше подтверждений, что преследуют его по политическим мотивам. Чтобы «укротить» молодую растущую партию, нужны меры жёстче — наподобие её запрета по обвинению в «пророссийских нарративах» и «информационном терроризме» и прочих штампах, насаждаемых «экспертными» организациями.

Правда, если СНБО действительно пойдёт на запрет партии своим решением, или же указом президента — это будет тотальный беспредел. Даже не симпатизирующие Партии Шария специалисты подтверждают, что запретить её можно только решением суда — если будет доказано, что она как-то противоречит законодательству. Поэтому силовики наверняка сейчас постараются выжать всё возможное из Виктора Шария, чтобы довести до суда его иск об отзыве регистрации — не боясь, что потом найдётся некий Пальчевский и потребует снять с регистрации «Перемогу», потому как он не давал права пользоваться его фамилией. Впрочем, возможно и сочетание методов давления: санкции + суды + попытки запретить издание «Шарий.net» + повышенное внимание со стороны правоохранителей. Вопрос в том, как им всем давление на Шария поможет спасти падающие рейтинги «слуг народа».

3. Санкции против Мураева и телеканала «НАШ»

После закрытия каналов Медведчука под ударом ожидаемо оказался «НАШ» Евгения Мураева. Уже буквально на следующий день под него приходили радикалы под руководством Евгения Карася («С14») и предлагали журналистам значительные суммы денег за увольнение — метод, выдающий связь националистов с Офисом президента (где рассчитывают всех купить). Когда же особо буйных отвезли в участок, один из них поднял истерику и пытался выброситься из окна. Из-за чего двоих полицейских временно отстранили для выяснения, законным ли было задержание. Потом они ещё несколько раз ходили под здание канала, угрожая «добить выживших». Даже пикетировали какую-то квартиру на Подоле, к которой Мураев, по собственным словам, не имеет никакого отношения.

Поскольку часть зрителей мигрировала на «НАШ», и там продолжают критиковать власть, привыкшему к овациям президенту, конечно, хотелось бы закрыть и оный. По слухам, личный конфликт с Мураевым есть у Кирилла Тимошенко, которого называют идеологом цензурирования неудобных СМИ.

4. Санкции за «Прямой»

Закрытие телеканала «Прямой» за сомнительные схемы при его приобретении, а также за связи Петра Порошенко с Россией стало бы своего рода гирей для баланса настроений в обществе: чтобы не казалось, будто давят только на «пророссийских», а и вполне себе «проукраинские» знали, что такое закон. Тем более на «Прямом» президента критикуют порою намного жёстче и циничнее, чем на трёх закрытых каналах вместе взятых.

Пётр Порошенко приветствовал санкции против Козака, которые не смог ввести сам, но вывод из ситуации сделал правильный. Вчера стало известно, что он переоформил телеканал «Прямой» на себя, и даже подначивал президента «ввести санкции против террориста Порошенко». Это прямой (да-да) политический вызов: ведь если Зеленский пойдёт на подобный шаг, то он сделает Порошенко своим личным врагом, и ещё неизвестно, кто кому в итоге вынесет приговор. Также это расколет «патриотическое» сообщество, в котором и без того всегда проблемы с единством. Нужно ли поддерживать играющего в национализм «малоросса» Зеленского, когда полно традиционных национал-демократических (типа «Свободы» или «Батьківщини») и новых националистических («Демсокира») и либеральных («Голос») проектов полно? При этом нет информации, что на какую-то конкретную силу ставит посольство США, из-за чего создаётся эдакое впечатление «пауков в банке».

Впрочем, в Офисе президента уже поспешили оправдаться, что канал «Прямой» вместе с его бывшим формальным собственником Владимиром Макеенко не рассматривали как объект для санкций со стороны СНБО. Заявила об этом, что характерно, пресс-секретарь Юлия Мендель, которая с какой-то стати получила доступ к государственной тайне.

5. «1+1»

Михаил Подоляк в интервью упомянул, что телеканал «1+1» сейчас проверяется СБУ. Возможно, это связано с новостями о доле семьи Медведчука во владении каналом. А, может, сигнал для олигарха Игоря Коломойского, который на «особом счету» в США, и у которого есть группа влияния в Раде. Зеленский вообще пытается откреститься от всего, что помогло ему прийти к власти. Ездил на Донбасс, когда там началась война — теперь ездит туда с шевронами «Україна або смерть». Его поддерживал Шарий — теперь он преследует Шария. Не сходил с экрана Коломойского — думает теперь, как насолить бывшему работодателю. Впрочем, вряд ли президент сейчас будет переходить в наступление — не столь уж и прочная его структура власти. К тому же, у всех остальных олигархов появится очередное доказательство, чего стоят договорённости и тесные связи с Зеленским.

6. Это другое

Впрочем, мы всё о санкциях да о санкциях, а есть ещё один, «обезжиренный» вариант. Конечно, всех переполошил пресс-релиз Офиса президента, подтвердившего близящееся заседание СНБО. В нём говорится, что «угрозы национальной безопасности… требуют обязательных жёстких решений в рамках Конституции и действующего законодательства… до 2019 года украинцы видели, что необходимые [назревшие] решения… по политическим соображениям откладывались». Отсюда и сложились подозрения, что речь идёт о Медведчуке (при Порошенко его не только не «додавили», но и в общем-то вернули в большую политику).

А что, если дело касается каких-то шагов по Донбассу и Крыму? Например, очередной консультативный совет при Офисе Президента создать. Как раз на прошлой неделе много писали об обострении на фронте; а после анонса заседания СНБО ещё и сразу трое военных подорвались, и на место выезжало высшее военное руководство. Хотя ситуация, откровенно говоря, может считаться неординарной только по числу жертв. Подорвали также одного из комбатов в ОРДЛО, там подозревают диверсию.

Сомневаемся, впрочем, что одним «Минском» ограничится. Но Кравчук в ТКГ всё больше говорит, что «у нас не АТО, а война», «перемирия больше нет». Зная услужливость Зеленского, он вполне мог понадеяться на полную поддержку западных партнёров в случае эскалации. Как в своё время Порошенко с помощью Авдеевки вынудил Трампа позвонить. Так что нельзя исключать, что наш главком и сейчас готовит маленькую победоносную войну. А слухи о санкциях — лишь завеса.

Фото: golos.ua

топ читаемых
топ читаемых
Видео
Lifestyle