26.93
30.41
Спецтемы

The Guardian: Что ошеломляющая победа AfD означает для Германии и Европы (перевод)

Перевод статьи, опубликованной в рубрике «Мнения» на сайте The Guardian.

Автор: Кас Мадд Перевод: Шарий.NET

Иммиграция была вопросом номер один на этих выборах, но неизвестно, как долго продлится успех праворадикалов.

В 1991 году Бельгия пережила первое “черное” воскресенье, когда популистская праворадикальная партия “Фламандский блок” набрала 6,8% голосов избирателей на парламентских выборах. Многие страны Европы, от Дании до Швейцарии, получили такой опыт чуть позже. И даже в стабильной Германии произошло “черное” воскресенье, и оно чернее, чем кажется на первый взгляд.

Популистская праворадикальная партия “Альтернатива для Германии” (AfD) не только вошла в состав следующего парламента, но еще и финишировала третьей на парламентских выборах, набрав 13,3% и превысив ожидания всех экзит-поллов. Более того, традиционные политические партии CSU/CDU (Меркель) и SPD (Шульц) продемонстрировали худшие результаты с момента окончания Второй мировой (32,5% и 20% соответственно). Это значит, что AfD набрала ⅔ от голосов SPD и 40% от голосов CDU.

Опросы немецкого государственного телевидения свидетельствуют о том, что радикальную партию больше всего поддержали жители посткоммунистического востока. Западная Германия отдала “Альтернативе” 11% голосов, а Восточная — 21,5%, что почти вполовину больше. В ходе региональных выборов AfD также добилась значительных успехов на востоке.

AfD получила большинство голосов тех, кто не принимал участия в выборах до этого (1,2 млн). Бывшие сторонники CDU (1 млн) и SPD (500 тыс.) также предпочли праворадикальную силу, таким образом выразив свой протест против иммиграционной политики канцлера Ангелы Меркель, известной как Willkommenspolitik. Опросы свидетельствуют, что 89% сторонников “Альтернативы” считают политику Меркель в отношении беженцев не учитывающей интересы граждан Германии. 82% избирателей AfD уверены, что 12 лет у власти для Меркель вполне достаточно. Без сомнений, “Альтернатива” очень выиграла от того, что вопрос иммиграции был первым на повестке выборов.

Означает ли это шокирующее событие, что AfD будет третьей крупнейшей силой в немецкой политике и в дальнейшем? Есть все основания для того, чтобы поставить это утверждение под вопрос. Социальные опросы подтверждают, что 60% избирателей выбрали “Альтернативу”, потому что выступали против всех, и всего 34% целенаправленно поддержали крайне правых. 70% опрошенных считают, что было бы неплохо голосовать за CSU за пределами Баварии, ведь эта политическая сила поддерживает более консервативные и правые позиции, чем партия Меркель.

Проще говоря, между “Альтернативой” и ее избирателями не налажена прочная связь. Поддержка правых основывается на протесте против остальных политических сил, а не на принятии их идей. Стоит отметить, что только 12% немцев были удовлетворены политической работой Алисы Вайдель и Александра Гауланда, лидеров AfD. Этот показатель намного ниже, чем в ситуации с другими политическими лидерами, включая предводителя Die Linke Сару Вагенкнехт (44%).

Фурор на выборах еще не означает, что партии удастся удержаться на плаву. Большинство новых партий, особенно радикальные, часто неспособны сформировать целостную фракцию в национальном парламенте. В частности, это касается немецких крайне правых, которые уже были в составе региональных парламентов — Die Republikaner и Народный Союз Германии в 90-х. Представители AfD также избирались в региональные законодательные органы, но тонули в распрях между умеренными силами и экстремистами. Фракция праворадикалов в Бундестаге будет состоять из 90 человек. Некоторые отстаивают консервативные взгляды, другие является просто популистами, но еще присутствуют и экстремисты.

Результаты немецких выборов могут спровоцировать возвращение “волны популизма”, которую приглушили голландские и французские выборы. Конечно, речь в первую очередь идет о национальных выборах, но стоит извлечь несколько общих уроков.

Не стоит забывать о том, что, хоть пик популярности популистов и пришелся на 2016 год, их результаты на выборах 2017 года близки или даже превышают исторические максимумы. Это касается и Нидерландов, и Франции, и Германии. Согласно опросам общественного мнения, австрийская партия “Свобода” также войдет в состав коалиционного правительства в ходе парламентских выборов, которые пройдут в следующем месяце.

Радикализация партий правой направленности приводит к внутренним разногласиям, а это, в свою очередь, к выходу более умеренных кадров из политических сил. Именно эти “умеренные” создают новые партии, но большинство сторонников все равно предпочитает поддерживать более радикальное крыло.

И пока популисты занимают места в парламенте, традиционные партии их теряют. Система партий фрагментируется, и доминируют уже две средние партии, а не крупные. В такой среде правые популисты могут заполучить значительное влияние, несмотря на то, что их поддерживают не больше 10-15% избирателей, и то, что они продвигают неконструктивные идеи.

Немецкая политика подверглась “сейсмическому шоку”. Это правда, но дело не в значительной поддержке AfD, а в ослаблении крупных партий. Чтобы реализовать свой потенциал, “Альтернатива” должна создать целостную фракцию в парламенте — без внутренних конфликтов и громких скандалов. Как показывает европейская история в целом и немецкая в частности, очень маловероятно, что они это реализуют.

Фото: volnodum — LiveJournal

 

Метки: