Шарий.net

NY Times: Ставка Путина на президентство Трампа сыграла против него (перевод)

33A

Перевод статьи, опубликованной на сайте The New York Times 30 июля.

Автор: Дэвид Сангер Перевод: Шарий.NET

Прошел почти год с того момента, как стало известно о попытках Российской Федерации вмешаться в американские президентские выборы. Дипломатические последствия такого масштаба для двусторонних отношений между Москвой и Вашингтоном не наблюдались на протяжении последних десятилетий. Негативный эффект уже ощущается.

Президент Владимир Путин сделал ставку на то, что Дональд Трамп, который восторженно высказывался о России и ее авторитарном лидере, будет относиться к Москве именно так, как того всегда добивался хозяин Кремля. Российский президент хочет, чтобы к его стране относились, как к сверхдержаве, которой она когда-то была, или, по крайней мере, как к великой державе, с которой все должны считаться – от Европы до Сирии. Кремль хвастается восстановлением военной мощи после двух десятилетий пренебрежения.

Теперь же эта ставка сыграла против него, и довольно жестко. Если санкции, утвержденные Конгрессом на прошлой неделе, и сигнализируют о чем-то, то это послание значит, что руки президента Дональда Трампа теперь связаны в контексте любых сделок с Россией. Вероятно, эти санкции будут иметь долгосрочный эффект.

Всего несколько недель прошло с момента двухчасовой встречи лидеров в Гамбурге, которая, казалось бы, проходила в дружественной обстановке, но перспектива каких-либо сделок с Россией, о которых Трамп разглагольствовал в своих интервью, уже кажется почти недосягаемой. Конгресс не готов простить Москве аннексию Крымского полуострова и не готов дать добро на реинвестирование в российский энергетический сектор. Новые санкции были утверждены Демократами, которые винят Путина в поражении Хиллари Клинтон на выборах, и Республиканцами, которые опасаются, что президент Трамп не совсем понимает, с кем он имеет дело в Москве.

Приняв решение о том, что сотни американских дипломатов и российских граждан, которые работают на американское посольство, должны покинуть свои должности, Владимир Путин, великий тактик, но не очень хороший стратег, снова изменил курс. На данный момент американские официальные лица и эксперты уверены, что российский президент считает более эффективным рычагом давления эскалацию напряжения в стиле Холодной войны, а не скрытые манипуляции событиями, кибератаки или информационная война.

Неясно, как именно это решение Кремля повлияет на повседневные отношения. В то время, как российские СМИ заявили, что 755 дипломатов прекратят свою работу и, вероятно, будут высланы из страны, ничего не указывает на то, что такое количество американских дипломатов вообще работает в России.

Эта цифра почти наверняка включает и российских граждан, которые работают на американское посольство – на должностях, не требующих специальных допусков. (В отчете Государственного Департамента от 2013 года было обнародовано количество трудоустроенных местных граждан в Москве – 934 человека в посольстве и трех консульствах. Общее количество сотрудников дипломатических ведомств в российской столице составило 1279 человек). То есть, остается приблизительно 345 американских граждан, которые регулярно подвергались нападкам со стороны российских официальных лиц. Конечно, многие работают на американское правительство в России не на дипломатических постах: эксперты правительственных министерств в различных сферах – от аграрной до энергетической; большое количество шпионов, только некоторые из которых работают под дипломатическим прикрытием.

«Главная цель Владимира Путина заключается в том, чтобы к России стали относиться так, как когда-то к Советскому Союзу, ядерной державе, которую уважают и боятся», — считает Ангела Стент, руководитель евразийских, российских и восточноевропейских исследований в университете Джорджтауна. «Он считал, что добьется этого от Трампа», — добавила она. Госпожа Стент работала на национальную разведку во времена Администрации Джорджа Буша-младшего.

Она считает, что русские, видя хаос, который охватил Белый Дом, опасаются непредсказуемости реакций, что заставляет их нервничать. Кремль решил вернуться к старым привычкам, а высылка дипломатов – одна из них.

Те в Администрации, которые служили во времена Холодной войны, также стали использовать старую терминологию. Дэн Коутс, директор по национальной разведке, заявил в своем выступлении на Аспенской конференции по безопасности, что у него нет никаких сомнений в том, что «Россия пытается подорвать основы западной демократии». Его босс никогда не говорил ничего подобного.

Высокопоставленный представитель Администрации Трампа, который прокомментировал сложнейшую дипломатическую дилемму президента на условиях анонимности, утверждает, что Белый Дом не оставляет надежд наладить отношения. Телевизионное интервью, в котором Путин заявил о сокращении дипломатического штата, не было напыщенным, отмечает чиновник. Россия, похоже, пока не понимает динамику отношений, и оставляет за собой возможность маневра.

«Русские предпочли бы не идти этим путем, но Владимир Путин не видит другого выхода, только как ответить в старой манере око за око», — считает Рольф Моватт-Ларсен, который занимал высокие должности в разведке США и работал в России. «Мы находимся в состоянии новой Холодной войны. Любая надежда на то, что отношения наладятся в краткосрочной перспективе, отсутствует».

Он утверждает, что этот спад усугубился в последние дни Администрации Барака Обамы, когда «эмоции овладели отношениями». Господин Моватт-Ларсен недавно занял должность руководителя разведывательными и оборонными проектами в Центре Белфера в Гарвардской школе имени Кеннеди. Он добавил, что «страх заменил гнев в отношениях с Россией».

Сергей Лавров, опытный российский министр иностранных дел, придерживается сдержанного тона в своих переговорах с государственным секретарем Рексом Тиллерсоном. В своих публичных заявлениях он не обвинял Трампа или само расследование российского вмешательства в выборы, а только Конгресс. «Последние события свидетельствуют о том, что американская политика, по всей видимости, находится в руках русофобских сил, которые подталкивают Вашингтон к конфронтации», — заявили в МИД РФ в пятницу, — после того, как Конгресс утвердил санкционный законопроект.

Через 48 часов после заявления, президент Владимир Путин объявит о значительном сокращении дипломатического штата. Российский лидер заявил, что указ вступит в силу 1-го сентября. Это оставляет время для обсуждения претензий и заключения сделок.

Но фундаментальные разногласия, скорее всего, не разрешаться в скором времени. Владимир Путин пришел к выводу, что его главная цель – избавится от американских и европейских санкций, — недосягаема в краткосрочной перспективе. Как только новые ограничения вступят в законную силу, а Трамп неохотно пообещал подписать законопроект, чтобы избежать обхода своего вето в Конгрессе, эти санкции закрепятся на года.

Более того, многие в Вашингтоне уверены в том, что нападение на их демократический избирательный процесс – лишь начало. «Они преследуют только свою выгоду», — заявил Джеймс Коми, бывший директор ФБР, на слушаниях в Комитете Сената по разведке незадолго до того, как Дональд Трамп уволил его. «Они обязательно вернуться».

Джеймс Клэппер-младший, бывший директор национальной разведки и ветеран Холодной войны, поддержал это мнение и добавил несколько мыслей, которые родом из 1980-х – времена ядерной гонки. «Мы не очень часто упоминаем о том, что у России очень агрессивная программа модернизации ядерных возможностей».

Вот, что, в конечном счете, является реальным риском. За исключением Сирии, где обе стороны нерегулярно контактируют, подозревая друг друга в подвохах, — военные обеих стран не поддерживают постоянный диалог, который имел место в годы Холодной войны. Учитывая, что российские и американские силы действуют в балтийском регионе и у побережья Европы, риск несчастного случая и просчета очень велик.

Нынешний спад в отношениях совпал с семидесятилетием выхода статьи Джорджа Кеннана «Истоки советского поведения», которая была опубликована в Foreign Affairs в июле 1947 года под псевдонимом «Х».

Джордж Кеннан – архитектор политики Холодной войны, — определил курс Вашингтона на следующие несколько десятилетий. Кеннан считал, что «политика Соединенных Штатов по отношению к СССР должна заключаться в долгосрочном, терпеливом, но твердом сдерживании российских экспансивных амбиций».

Это не тот подход, о котором Трамп думал год назад, но может быть – это именно тот, который ему навязывают прямо сейчас.

Фото: Vanity Fair