Шарий.net

The Atlantic: Политкорректный Трамп и Саудовская Аравия (перевод)

4A

Перевод статьи, опубликованной на сайте The Atlantic 21 мая.

Автор: Питер Бейнарт Перевод: Шарий.NET

Президент сыпет оскорблениями, когда объекты его нападок находятся далеко, но падает духом, когда встречается с ними лицом к лицу.

Складывается впечатление, что Дональд Трамп вообразил, будто бы его речь в Эр-Рияде станет своеобразным ответом на выступление Барака Обамы в Каире в 2009 году. Все становится понятно, если прочитать тексты обращений и сравнить их. Различия очень явные, но ничто так не поразило, как то, что речь Трампа была куда более политически корректной.

«Политкорректность», согласно общепринятому определению, означает отказ от озвучивания нелицеприятной правды, дабы не оскорбить окружающих людей. Враждебность Трампа по отношению к «политической корректности» стала краеугольным камнем его предвыборной кампании. Особенно это было заметно в его комментариях на тему «радикального ислама». Снова и снова Трамп возлагал вину за уязвимость США перед лицом джихадистского терроризма на президента Барака Обаму и Хиллари Клинтон, которые, по его мнению, отказывались честно и открыто говорить о патологиях мусульман и ислама.

«Вы доверяете мусульманам в Америке?», — однажды спросили Трампа, и он ответил: «У нас есть проблема, и, конечно, мы можем быть политически корректными и сделать вид, что у нас ее нет, но, дело в том, Андерсон, что это очень и очень большая проблема». Эти слова нынешний президент произнес в марте 2016 года в ответ на вопрос журналиста CNN Андерсона Купера. В защиту своего предложения о запрете мусульманам на въезд в США в июне прошлого года Трамп отметил: «Нынешняя политическая корректность вредит нашей способности четко думать, говорить и действовать», чтобы защитить нашу страну от терроризма.

Но, несмотря на то, что Барак Обама стал объектом шквальной критики за предполагаемые попытки отбелить проблемы исламского мира, его речь в Каире была достаточно прямолинейной. Выступая в престижном Каирском университете, президент Обама осудил отрицание Холокоста в мусульманских странах, определив его как «необоснованное, невежественное и полное ненависти». Он раскритиковал тех, кто «угрожает государству Израиля полным уничтожением» и «повторяет отвратительные стереотипы о евреях». Он сделал акцент на притеснениях женщин в мусульманских странах, заявив, что «женщине, которая лишена права на образование, отказывают в равенстве. И это не совпадение, что страны с высокообразованным женским населением имеют больше шансов на процветание».

Говоря об экономических провалах Ближнего Востока, Обама отметил, что «ни одна стратегия развития не может основываться только на том, что добывается из земли, ее даже нельзя поддерживать, пока молодым людям не предоставлена работа». Бросив явный вызов принимающей стороне – египетскому диктатору Хосни Мубараку, — Обама сказал, что «все люди стремятся к некоторым вещам: возможности высказывать свое мнение и регулировать деятельность правительств; уверенности в верховенстве права и правосудии; прозрачной деятельности правительства; свободе выбора. Это не только американские идеи, это права человека, поэтому мы будем защищать их по всему миру».

Если сравнивать с речью Дональда Трампа, то последний не сказал ничего, что бы заставило принимающую сторону почувствовать себя неловко. Нынешний президент раскритиковал такие организации, как «Исламское государство» за «преследование евреев», и Иран за угрозы «уничтожения Израиля». Однако дело в том, что «ИГИЛ» и Иран являются злейшими врагами руководства Саудовской Аравии, поэтому речь Трампа нисколько не затронула чувства королевской семьи. В отличие от Обамы, нынешний глава государства решил не обсуждать общий антисемитизм и отрицание Холокоста в исламском мире (проблема, к которой руководство Саудовской Аравии более чем причастно). Не было даже намека на тот факт, что Эр-Рияд до сих пор не признал Израиль.

Когда речь зашла о правах женщин, Трамп обрушил основной удар на джихадистские и террористические организации за «притеснение женщин». Правительство же во главе с королем Салманом было названо реальным маяком для прогресса в сфере прав женщин. «Видение развития Саудовской Аравии до 2030 года является важным и обнадеживающим в контексте толерантности, уважения, расширения прав женщин и экономических возможностей». Послушав, и не скажешь, что женщинам в королевстве саудитов нельзя садиться за руль.

Трамп даже не произнес слова «демократия», «воля» и «свобода». Более того, к удовольствию автократических лидеров в регионе, он заявил: «Мы здесь не для того, чтобы вас учить, мы здесь не для того, чтобы говорить вам, как вы должны жить и кем вы должны быть».

Трамп осудил «экстремизм». Но, выступая в стране, которую он обвинил в причастности к терактам 11 сентября, он ни разу не намекнул, что считает, что ближневосточные режимы, кроме Ирана, несут долю ответственности за проявления этого самого экстремизма. Вместо того, чтобы последовать примеру Обамы и Буша-младшего и возложить вину на авторитаризм и коррумпированность арабских правительств, которые своим образом действий способствуют процветанию организаций «Аль-Каида» и «Исламское государство», Трамп видоизменил причинно-следственную цепочку. «Неиспользованный потенциал Ближнего Востока находится в страхе перед кровопролитием и террором», — заявил он.

Таким образом, нынешний глава государства поддержал посыл всех суннитских диктатур: помогите нам в противостоянии с Ираном и уничтожении террористов (всех, кто выступает против наших режимов) – и все будет хорошо. Трамп даже не произнес фразу «радикальный исламский терроризм», хотя бичевал и Обаму, и Клинтон за то, что они также избегали таких словосочетаний. Он говорил об «экстремизме», но так и не сделал прилагательного из существительного «ислам».

Не стоит удивляться, ведь Трамп – трус. Президент сыпет оскорблениями, когда объекты его нападок находятся далеко, но падает духом, когда встречается с ними лицом к лицу. В своем обращении, когда он выдвигался на должность, Трамп назвал мексиканских иммигрантов «насильниками». Тем не менее, на встрече с Латиноамериканским консультативным советом он оказался «смиренным» и «мирно настроенным», отметив, что массовые депортации «невозможны с практической точки зрения и с гуманитарной».

В ходе предвыборной кампании Трамп обрушил шквал критики на мексиканское правительство, но, после посещения Мехико в августе прошлого года он заявил, что поездка стала для него «большой честью». Когда же мексиканский президент задал ему вопрос о том, как он заставит Мексику платить за стену на границе, – одно из самых ярких предвыборных обещаний, – Трамп отказался обсуждать эту тему.

В ходе предвыборной кампании Дональд Трамп также обвинил Black Lives Matter в убийствах полицейских, сделав акцент на том, что афроамериканцы живут в адских условиях. Когда же он посетил церковь для черных в Детройте в сентябре, большую часть времени он льстил ее хозяевам. Как отметили в Washington Post, речь Трампа стала «резким изменением тона и позиции». Баллотируясь на пост президента, нынешний глава государства неоднократно обвинял Китай в спекуляциях на юане, но после встречи с Председателем КНР признал, что был неправ.

Саудиты были поражены примирительным тоном Трампа. Им стоит наслаждаться ситуацией, пока они могут. Американцы уже хорошо выучили эту черту президента: то, что Трамп говорит вам в лицо, не имеет ничего общего с тем, что он говорит у вас за спиной.

Фото: jpost.com