Шарий.net

Politico: Шесть выводов из первого тура выборов во Франции (перевод)

4A

Перевод статьи, опубликованной 24 апреля на сайте издания Politico.

Автор: Пьер Бриансон Перевод: Шарий.NET

Популисты получили поддержку более 40% избирателей. Если же учитывать результаты кандидатов, которые изначально не имели никаких шансов на победу, то этот показатель вырастает до 49%.

Французские избиратели отдали свои предпочтения кандидату от центристских сил Эммануэлю Макрону и лидеру ультраправого Национального Фронта Марин Ле Пен. Второй тур пройдет седьмого мая, и Франция получит нового президента. Результаты подсчета голосов свидетельствуют, что Макрон занял первое место, набрав 23,8%. При этом за Ле Пен проголосовали 21,5%. Консервативный кандидат от Республиканской партии Франсуа Фийон и лидер ультралевых сил Жан-Люк Меланшон набрали по 19,9% и 19,6% голосов соответственно. Представляем вашему вниманию шесть главных выводов, которые можно сделать из результатов первого тура президентских выборов.

Изменение и обновление

Бывший министр экономики в правительстве крайне непопулярного президента-социалиста Франсуа Олланда — Эммануэль Макрон, — судя по всему, теперь является главным фаворитом президентской гонки, особенно после того, как Фийон и Амон призвали своих сторонников проголосовать за него во втором туре. «Ничего не может быть хуже, чем отдать свой голос за крайне правые силы», — резюмировал Фийон. Согласно данным большинства опросов общественного мнения, Макрон победит Ле Пен в соотношении 60% к 40%.

Это значит, что французы избрали своим вероятным президентом человека, который еще три года назад просто ездил на велосипеде по пляжу, когда его впервые попросили пойти в политику; два года назад он стал министром в правительстве Олланда и объектом ярой критики Социалистической партии, которую и возглавлял президент; год назад он основал собственное политическое движение с нуля, когда планировал баллотироваться на пост мэра в большом французском городе.

Макрон также превозносит Европейский Союз и стремится реформировать его. Он не считает ЕС частью французских проблем, он считает европейский блок решением. Вполне вероятно, череда ударов по его противникам также сыграла ему на руку. К примеру, скандалы вокруг Франсуа Фийона и беспросветная кампания Бенуа Амона. Но его уверенная победа над Ле Пен свидетельствует еще и о победе оптимизма над пессимизмом.

Прослеживается некая двусмысленность в выборе электората. Очень трудно сказать, приняли ли избиратели такое решение, потому что они одобряют личность Макрона и его программу, или же потому, что они просто устали от традиционных партий и поколений политиков, которые очень долгое время руководят Францией.

Популизм был побежден, но все еще жив

В начале февраля Марин Ле Пен пользовалась поддержкой 28% избирателей, но этот показатель резко уменьшился, потому что ее кампания ничем не впечатляла. Лидер Национального Фронта набрала минимальное количество голосов, которое ей прогнозировали опросы общественного мнения. Учитывая тот факт, что Меланшон набрал больше 19%, можно заключить, что популизм поддержали более 40% французских граждан. Этот показатель вырастает до 49%, если учитывать результаты кандидатов, которые принимали участие в первом туре без малейших шансов на победу. Эти президентские выборы вряд ли смогут преодолеть раскол, который имеет место между той частью французского общества, которая принимает глобализацию и европейскую интеграцию, и той, что считает открытую экономику корнем всех социальных бед.

Если Макрону удастся победить, то он должен будет действовать предельно быстро, чтобы переубедить почти половину населения страны, которая настроена враждебно по отношению к его взглядам. Вероятно, ему придется привлечь на свою сторону сторонников Меланшона во втором туре, которые пока что вовсе предпочтут воздержаться от голосования. Непрекращающиеся атаки лидера ультралевых сил и кандидата от Социалистической партии на экономическую платформу Макрона могут повлиять на выбор некоторых избирателей. Более того, резкое восхождение Меланшона в последние три недели можно объяснить тем, что он переубедил часть сторонников Ле Пен проголосовать за себя. Это значит, что эта часть все еще может вернуться к своим изначальным предпочтениям во втором туре.

В понедельник стартуют парламентские избирательные кампании

Теперь, находясь всего в двух шагах от президентского кресла, Макрон должен сосредоточиться на формировании своего парламентского большинства. Если он не преуспеет в этом, то в июне его роль будет сведена к символической и почетной. Официальная поддержка его кандидатуры со стороны Социалистов и Республиканцев далеко не означает, что они будут поддерживать его в дальнейшем, и они дали это понять. Политическое движение Макрона En Marche теперь должно выдвинуть 577 кандидатов в нижнюю палату французского парламента – Национальное собрание.

Сам Макрон уже заявил, что начнет работать над созданием парламентского большинства немедленно. В этом он рассчитывает и на Социалистов, и на Республиканцев. «Я не буду спрашивать, откуда они пришли, если они согласны со мной по вопросам реформирования Франции и перезапуска Европы».

Впереди его ждут трудности. В ближайшие несколько недель ему придется сопоставить его обещание «новых лиц, новых талантов», равномерного количества мужчин и женщин (кандидатов) и реальную потребность получить большинство в парламенте. Он рассчитывает воспользоваться толчком, который ему даст победа во втором раунде. Такая стратегия может недооценивать разочарование и мощь Республиканцев, которые захотят взять реванш в июне.

Правые без лидера

Франсуа Фийон, который неожиданно вышел победителем на первичных выборах Республиканской партии в прошлом ноябре, привел свою политическую силу к такому же разгрому, к которому пришли Социалисты в 2002 году, когда Лионель Жоспен не прошел во второй тур, потому что был побежден Жан-Мари Ле Пеном. Кампания Фийона была неэффективной, она была измотана скандалами, которые, в конце концов, привели консервативного кандидата к официальному расследованию по факту совершения уголовного преступления. Фийон же решил занять крайне правую позицию по социальным вопросам, тем самым оттолкнув избирателей центристского толка.

Республиканская партия осталась без лидера. Ее ждут недели напряженной внутренней борьбы между различными группировками. Николя Саркози пока что остается в тени, после того, как проиграл на первичных выборах Фийону, но он надеется возглавить партию и привести ее к победе в июне – или, по крайней мере, ограничить ущерб.

Саркози будет рассчитывать на разочарование консервативных избирателей, у которых были все основания полагать, что Фийон просто не может не победить на выборах 2017 года. И даже, несмотря на то, что Макрон обращается и к избирателям правоцентристского толка, это далеко не значит, что они поддержат его движение в июне.

Если Республиканцам удастся заполучить большинство, Макрону придется назначить премьер-министра из рядов консерваторов. Тогда начнется период так называемого «сожительства», — период разделенного правительства.

Прощание с Социалистической партией

Как и ожидалось на протяжении последних нескольких недель, Бенуа Амон привел Социалистическую партию почти к историческому минимуму народной поддержки в 5%, который имел место в 1969 году. Тогда наступил двухлетний кризис самоопределения, который закончился в 1971 году, когда Франсуа Миттеран создал партию, умершую в это воскресенье.

Амон также был министром в правительстве Франсуа Олланда, а впоследствии стал ярым критиком умеренной экономической политики президента. Он возглавил партию, выступая с позиций ультралевого утопизма. Он выставил напоказ тот факт, что давнее внутрипартийное противостояние между реформаторами, либералами и ультралевыми вертится вокруг чистоты принципов. Его яростная кампания против Макрона, которого он называл глашатаем богачей, лишь усилила раскол между партийными функционерами и избирателями.

Очень трудно представить себе, как противоборствующие стороны внутри партии смогут найти компромисс, несмотря на то, что парламентские выборы уже совсем близко, и существует реальная угроза потери множества кресел в Национальном Собрании. Расхождения, которые выявила кампания Амона, не могут быть решены за один день. Не имеет значения, присоединятся ли они к Макрону или же создадут автономную партию, левоцентристы в любом случае будут стремиться примкнуть к En Marche. Крайне левые силы же столкнутся с выбором – присоединиться к Меланшону или же сформировать еще одну маленькую партию, которые так любят время от времени формировать французы.

Отдайте должное аналитикам: они были правы

Организации, которые занимаются исследованием общественного мнения, доказали, что их прогнозы были верны уже на протяжении долгого времени, несмотря на то, что четверо кандидатов пользовались поддержкой приблизительно равного количества избирателей. Падение рейтинга одобрения Ле Пен, восхождение Меланшона и незначительный реванш Фийона, рейтинг которого упал до 17% после первых обвинений в хищении государственных средств – все это было учтено.

Явка избирателей, по большей части, осталась на уровне выборов 2012 года, хотя и предвещалось падение до рекордных минимумов. Но увлекательные пертурбации последних недель, когда четверо кандидатов имели почти равноценные шансы пройти во второй тур, вернули интерес избирателей к выборам, которые внимательно следили за растущей интенсивностью кампаний.

Террористическая атака на Елисейских полях в четверг, когда погиб полицейский, не оказала существенного влияния на результаты первого тура. Вероятно, избиратели разделились между теми, кто занял спокойную позицию (Макрон, Амон), и теми, кто призывал к жестким мерам (Ле Пен, Фийон).

Фото: kramola.info