Шарий.net

The New Yorker: Турецкий референдум превратил Эрдогана в настоящего диктатора (перевод)

6A

Перевод статьи, опубликованной 17 апреля на сайте The New Yorker.

Автор: Декстер Филкинс Перевод: Шарий.NET

Пятнадцать лет назад турецкий президент Реджеп Эрдоган был надеждой всего исламского мира. Конечно, он был исламистом, но его убеждения были неотъемлемой частью его привлекательного образа. В качестве мэра Стамбула – одного из величайших городов мира, – Эрдоган проявил себя как харизматический и умный технократ. Он был заключен в тюрьму в 1999 году за то, что зачитал стихотворение, которое якобы прославляло воинствующий ислам. Тогда у власти находились жесткие светские лидеры, которые пользовались поддержкой силовиков. Но к тому времени это руководство казалось уместным настолько же, насколько и динозавры. В 2003 году Эрдоган стал премьер-министром, и каждый мировой лидер тогда хотел, чтобы он преуспел. Тогда мир все еще пытался отойти от терактов 11 сентября, и все надеялись, что именно Эрдоган станет посредником между культурами.

В воскресенье Эрдоган объявил о своей победе на национальном референдуме, который положит конец турецкой демократии. Огромные новые полномочия, которые получил Эрдоган, превращают его в настоящего диктатора. Теперь президент имеет огромное влияние на судебную систему, а его указ может иметь законодательную силу; должность премьер-министра вообще упраздняется, а многие полномочия парламента перенимает на себя глава государства. Согласно новым реалиям, Эрдоган сможет баллотироваться еще на два пятилетних срока, что, потенциально, дает ему власть еще на одно десятилетие. Если же ослабленный парламент проголосует за еще один срок, Эрдоган сможет баллотироваться и в третий раз; этот срок закончится в 2034 году, когда он будет уже в глубокой старости.

Референдум был проведен в атмосфере насилия, запугивания и страха, которую создало правительство Турции. Турки, которые выступали против референдума, подвергались насилию, некоторые даже получали за такое пули. На протяжении последнего года Эрдоган пытается искоренить остатки демократической оппозиции его правительству. С прошлого июля, около 40 000 человек были задержаны, среди которых 150 журналистов. Сто тысяч сотрудников государственных органов власти были уволены, а 179 телевизионных станций, газет и других СМИ были закрыты. Многие лидеры оппозиции оказались за решеткой. Это явно не те обстоятельства, когда нужно спрашивать у народа, чего он хочет.

Сторонники и противники предоставления новых полномочий президенту набрали почти одинаковое количество голосов, поэтому многие уверены, что мошенничество имело место. Конечно, трудно было представить себе, что Эрдоган позволит себе проиграть (он даже не позволил международным наблюдателям мониторить процесс голосования). В конце концов, чтобы зацементировать свои позиции, Эрдоган пошел на сделку с партией Националистического движения, которая ранее находилась в оппозиции. Без поддержки ультранационалистов, которых вряд ли можно было бы назвать верными сторонниками Эрдогана, правительство могло бы проиграть. Но сейчас это уже неважно, потому что, несмотря на небольшой разрыв в количестве голосов, Эрдоган все равно с удовольствием воспользуется всей полнотой новых полномочий. «Это значит, что страна полностью расколота, – сказал Джеймс Джеффри, бывший посол США в Турции. – Половина страны любит его, а другая – ненавидит».

Я думаю, что секрет Эрдогана заключается в том, что его исламизм всегда был отвлекающим маневром: его, на самом деле, заботит не власть религии, а его собственная власть. Это – настоящая правда, которая стала таковой, когда он занял пост премьер-министра во второй раз. Это случилось в 2007 году, когда его правительство инициировало ряд расследований, направленных на искоренение того, что, по его словам, являлось многочисленной и тайной группой заговорщиков, окрещенной «Эргенекон». Членами этой группы была светская элита, которая исторически доминировала в Турции. Оказалось, что «Эргенекон» –это всего лишь еще одно наименование демократической оппозиции и силовиков, которые с подозрением относились к Эрдогану. В то время судебное преследование «Эргенекона» имело смысл, потому что светская элита в Турции и ее опора в силовом блоке были известны своими репрессиями. Мир готов был поверить Эрдогану, или хотя бы дать ему преимущество в связи с недостатком информации. Но судебные процессы, с которых начался демонтаж светской демократической оппозиции (ныне этот демонтаж продолжается), были фарсом.

С того времени Эрдоган использует марионеточных врагов одного за другим в своем стремлении добиться абсолютной власти. В 2013 году произошли протесты в парке Гези – тогда полиция придушила демонстрации, убив нескольких митингующих и ранив более тысячи человек. В июле прошлого года Эрдоган пережил попытку государственного переворота и использовал этот кризис, чтобы нейтрализовать остатки оппозиции. Силовая тактика турецкого президента во многом обязана молчаливому согласию со стороны правительств США и Европы, которые не критиковали режим Эрдогана, потому что опасались, что ситуация может ухудшиться.

На протяжении многих лет критики Эрдогана приписывали ему возмутительную цитату, которая, по их мнению, четко подтверждала стремление турецкого лидера к абсолютной власти. «Демократия – это как поезд. Вы сойдете с него, как только достигнете места назначения», – так звучит фраза, которую ему приписывают. Неизвестно, действительно ли он когда-либо произносил эти слова. Но складывается впечатление, что это четко описывает ход его мыслей. После пятнадцати лет в поезде демократии, Эрдоган и Турция окончательно сходят с него.

Фото: novosti.az