Politico: Как Россия стала целью №1 для джихадистов (перевод)

4 апреля 2017, 10:02 | Новости

Перевод статьи, опубликованной на сайте Politico 3 апреля.

Автор: Колин Кларк Перевод: Шарий.NET

Теракт в Санкт-Петербурге может быть лишь началом новой волны террористических атак

Еще рано возлагать на кого-либо вину за теракты в питерском метро, но никто не удивится, если за ними стоят международные террористы. Россия быстро заменяет США в качестве цели номер один для «Аль-Каиды», «Исламского государства» и других суннитских джихадистких группировок, которые руководствуются насильственной и пуританской салафисткой идеологией.

Это обстоятельство связано с действиями России на Ближнем Востоке, включая эскалацию интервенции в Сирии и шаги в направлении возможной интервенции в Ливию. Москва недавно разместила свой спецназ на авиабазе в Египте, что вызвало гнев воинствующих джихадистов по всему миру и сделало Россию их ключевой целью. Если «Исламское государство» распадется в Сирии, то иностранные боевики, — 2400 из России, — захотят вернуться домой. Если они нацелятся на Кремль, то ситуация может резко ухудшиться.

Террористические группировки четко дали понять изменения в своих приоритетах. В видеоролике, который выпустило «Исламское государство» [«Скоро, очень скоро прольется океан крови»], боевик «ИГИЛ» угрожает непосредственно российскому президенту Владимиру Путину. Российское вмешательство в Сирии и укрепляющийся союз между Москвой, диктатором Башаром Асадом, Ираном и ливанской террористической группировкой «Хезболла» говорят о том, что Россия является ключевым сторонников шиитской оси на Ближнем Востоке. Сорок различных группировок в Сирии поддержали эту позицию, добавив, что «любые оккупанты нашей любимой страны являются законной целью».

Россия является основной силой, поддерживающей режим Башара Асада в Сирии, который ведет кровавую войну против антиправительственных мятежников на протяжении шести лет. Большинство мятежников являются суннитами. Политический и военный альянс с Ираном также укрепляется, потому что Москва и Тегеран вместе помогают сирийскому правительству отвоевывать территории у повстанцев. Российские войска особого назначения и ВКС стали вспомогательной силой для боевиков «Хезболлы», которые разбили суннитских боевиков в Пальмире.

Однако сотрудничество Москвы и шиитских сил в регионе имеет свою цену. «Исламское государство» уже изъявило желание и продемонстрировало возможность удара по российским целям. Филиал этой террористической группировки на Синайском полуострове в Египте взял на себя ответственность за взрыв на борту рейса 9268 Metrojet, который направлялся из Шарм-эш-Шейха в Санкт-Петербург в октябре 2015 года.

Российские действия на Ближнем Востоке накаляют конфронтацию с воинствующими джихадистами, но политика Москвы ближе к своим границам еще более провокационная. Помимо к новообретенной склонности к авантюризму в мусульманских странах, российские силовики развернули драконовскую анти-повстанческую кампанию от Ингушетии до Осетии на Кавказе.

Россия борется с различными военизированными группировками на Кавказе уже много лет, но политическое положение в регионе за последние два десятилетия существенно изменилось. Первичная идеология, которой руководились боевики, видоизменилась от светско-националистической до исламистской в корне. Это обстоятельство говорит только о том, что боевики стали менее восприимчивы к переговорам и политическим решениям, чем за всю историю. В то же время центр накала переместился из Чечни в Дагестан. В обеих республиках есть филиал «Исламского государства», также как и в Кабардино-Балкарии и Карачае. «Аль-Каида» же присутствует в Черкесии и Ногайской степи.

Российская интервенция в Сирии лишь ускорила эти изменения на Кавказе. Конкуренция в сфере вербовки и ресурсов между двумя доминирующими джихадисткими организациями ужесточается, и это способствует децентрализации восстания. Кавказские джихадисты покинули свою страну, чтобы воевать в Сирии, поэтому ситуация в Чечне успокоилась, но в Дагестане все случилось совсем наоборот.

Россия не впервые сталкивается с терроризмом. Джихадисты в ответе за масштабные атаки на российское государство – захват театра с заложниками в Москве (2002), Беслан (2004), метро в Москве (2010) и аэропорт Домодедово (2011).

Есть и другие факторы, которые повлияли на ослабление повстанческого движения на периферии России, включая избирательную ликвидацию джихадистов и их сторонников, инфильтрацию и уничтожение целых группировок. В ходе кампании целенаправленных устранений российским силовикам удалось убить нескольких видных руководителей мятежников: Джохара Дудаева (1996), Зелимхана Яндарбиева (2004), Аслана Масхадова (2005), Абдул-Халим Садулаева (2006) и Доку Умарова (2013).

В ходе Первой чеченской войны (1994-1996) российские силовики использовали стратегию выжженной земли, уничтожая все на своем пути. С того времени стратегия видоизменилась и свелась к зачисткам мятежников. Другие методы также включали насильственные исчезновения и коллективные наказания – нападения на друзей и родственников потенциальных мятежников.

Авторитарный подход России к борьбе с повстанцами считается эффективным, если не жестоким. Но жесткий подход близорук, ведь он обеспечивает безопасность за счет стабильности в краткосрочной перспективе. Кажется, Россия и не пыталась завоевать «сердца и ума», поэтому политические, социальные и экономические проблемы повстанцев даже не обсуждались, что заставит будущие поколения присоединиться к джихаду.

Несмотря на конкуренцию между «Аль-Каидой» и «Исламским государством» на Кавказе, есть одна вещь, которая может их объединить – это ненависть к шиитам и их главному покровителю – путинской России.

В преддверии Олимпийских игр в Сочи в 2014 году российские власти фактически поощряли стремление российских суннитов вести джихад на территории Сирии. Логика действия ясна: боевики покинут страну, а Пограничные войска или ВВС позаботятся о том, чтобы они не вернулись.

Но эта стратегия не является очень надежной, ведь всего несколько боевиков, которые проскочили систему, могут нанести колоссальный ущерб. По этой причине некоторые эксперты сравнивают угрозу джихадистов из Сирии сегодня с угрозой, которую представляли ранние моджахеды для советской армии в Афганистане.

Россия – страна гроссмейстеров. Внешняя политика Кремля всегда продумывается на хода вперед. Укореняющееся российское присутствие на Ближнем Востоке говорит о том, что Москва выбирает сторону в религиозном конфликте в регионе. Эта стратегия может привести к трагедии внутри страны.

Фото: dni.ru

топ читаемых
топ читаемых
Видео
Lifestyle