The Independent: Западное господство подходит к концу – грядет эра Китая (перевод) 

1 февраля 2017, 23:48 | Новости

Перевод статьи, опубликованной на сайте издания The Independent 29 января.

Экономические связи Китая с ближневосточным регионом являются восходящим и долгосрочным трендом. Пекин является крупнейшим торговым партнером региона и закупает больше нефти, чем США. С 2009 года объем торговли вырос в три раза, достигнув $115 млрд.

Инаугурацию Дональда Трампа уже называют концом «века Америки». В будущем историки смогут описывать 2016-2017 года как время, когда две мощнейшие силы охватили мир – восстание против истеблишмента на Западе и возрождение Азии. Китай совершил рывок к мировому лидерству. Это было видно во время Форума в Давосе и по вмешательству Пекина в самый противоречивый конфликт мира – Палестины и Израиля. Такие выводы также можно сделать на основании недавней речи Терезы Мэй, которая пообещала, что Соединенное Королевство и США никогда больше не будут вторгаться в суверенные страны, чтобы «преобразить мир по своему образу и подобию». Это может стать не только концом для «века Америки», но и для половины тысячелетия западного господства.

Как только Дональд Трамп заявил о возможном переносе американского посольства в Израиле в Иерусалим, который является спорной территорией в рамках израильско-палестинского конфликта, китайский лидер Си Цзиньпин призвал Палестину сделать Восточный Иерусалим своей столицей. Этот шаг является частью политики использования экономический мощи в целях оказания геополитического и дипломатического влияния на ближневосточный регион, проводимой уже несколько лет.

Экономические связи Китая с ближневосточным регионом являются восходящим и долгосрочным трендом. Пекин является крупнейшим торговым партнером региона и закупает больше нефти, чем США. С 2009 года объем торговли вырос в три раза, достигнув $115 млрд.

Китай стремится конвертировать это в стратегическое влияние. В 2008-2009 годах Китай направил свои военные корабли в регион, что расценивалось как «крупнейшая морская экспедиция с XV столетия». Китай также завязал партнерские отношения с традиционными партнерами США – Саудовской Аравией и Катаром. Вдобавок к тому, что Китай является крупнейшим потребителем саудовской нефти, Пекин убедил Эр-Рияд присоединиться к инициативе «Один пояс, один путь» и к Азиатскому Банку инфраструктурных инвестиций. В 2016 году страны представили пятилетний план сотрудничества в сфере безопасности. Эр-Рияд также заинтересован в оборонных технологиях Китая.

Восхождение Китая, вероятно, частично связано с появлением тех сил, которые привели Дональда Трампа и Терезу Мэй к власти. Во-первых, западное общество ужасно устало от войн и десятилетия военного вмешательства на Ближнем Востоке – эти вещи поддерживали те же самые Республиканцы, представляющие внешнеполитические истеблишмент Вашингтона, которые отказывались работать с Трампом. Это поддерживали те же лейбористы, которые хотели свергнуть Джереми Корбина. Несмотря на то, что Трамп заявляет о своих жестких намерениях в отношении террористов, общество притягивает та же антирежимная риторика, поддерживаемая сторонниками Берни Сандерса. Мэй наблюдала за этими настроениями и соответствующим образом регулировала свою позицию. Все это сочетается с уменьшением американского и британского влияния в регионе.

Вашингтон теперь меньше зависит от энергоносителей этого региона. Страны ближневосточного региона стремятся диверсифицировать свои союзы, подстраиваясь под многополярный мир. Это верно и для американских союзников в Персидском Заливе, и для тех, кто опасается западной угрозы, к примеру – Ирана.

Козыри Пекина

У Китая есть ряд преимуществ в регионе. Во-первых, Пекин действует в соответствии с позицией западного общества, которая предполагает невмешательство в контексте демократии и прав человека. Конечно, это хорошо воспринимается правителями на Ближнем Востоке. В Пекине также заявляют о том, что страны региона и народы имеют право выбрать свой путь, который соответствует «национальным интересам» и двигаться по нему. Си Цзиньпин также высказался в поддержку самоопределения Саудовской Аравии в контексте дальнейшего развития. Касательно Катара, Пекин дифференцирует себя от Запада, обещая поддерживать Доху в вопросах независимости, суверенности, стабильности, безопасности и территориальной целостности. Эта позиция была донесена до катарского Эмира во время визита последнего в Пекин, где он, по некоторым утверждениям, «высоко оценил беспристрастность Китая в международных отношениях».

Во-вторых, Китай, в отличие от США, не связан традиционными союзами и конфликтами. Совершенно очевидно, кого поддерживает и с кем соперничают США на Ближнем Востоке. Пекин куда более гибкий. Смышленые внешнеполитические советники в Пекине, вероятно, будут советовать Си использовать крепчающие отношения со странами Персидского Залива в качестве рычага в отношениях с Ираном и другими государствами, и наоборот.

Например, позиция Китая по Сирии и Ливии оказалась враждебной той позиции, которую заняли новые ближневосточные партнеры Пекина. Дамаск является давним потребителем китайского оружия, тем более, Пекин поддержал интервенцию России. И Китай, и Россия работают над тем, чтобы оказывать необходимую помощь сирийскому правительству, накладывая вето в ООН. Некоторые источники утверждают, что Китай отправил в Сирию своих военных советников, а также тренирует сирийскую армию.

Пекин сохраняет свой учтивый внешнеполитический подход, поэтому принимал у себя и представителей правительства Асада, и оппозиции. Во время своего визита в Китай министр иностранных дел Сирии в намеренно символической манере подтвердил готовность правительства к мирному процессу. За пределами Ближнего Востока позиция Китая дает ему возможности в переговорах с Западом и Россией. Более того, заявление китайцев по Палестине подразумевает желание «выбить побольше» из Израиля.

Китайские интересы

В первую очередь, Китай рассматривает (ближневосточный) регион в качестве источника энергии. Через регион проходят торговые пути, важные для Китая, из Восточной Азии через Ближний Восток и Африку в Европу.

Возможность влиять на события в регионе очень важна для великих или восходящих держав, таких как США, Китай и Индия, чтобы, при необходимости, сорвать поставки энергии своим противникам. Усиление китайского влияния в регионе даст Пекину рычаги, с помощью которых он будет влиять на поставки энергоносителей своим противникам (Японии) и потенциальным конкурентам (Индия). Инициатива «Морского шелкового пути» и укрепление связей Пекина в регионе порождают страх Индии перед окружением китайской «ниткой жемчуга».

Китай ставит стабильность региона себе в приоритет и делает это последовательней, чем США. Недавние конфликты навредили Китаю. Свержение Каддафи привело к потерям в сфере энергетических инвестиций, инвестиций в инфраструктуру и технику, а также к расходам на эвакуацию. Что касается Сирии, то в 2013 году  из-за войны Пекину пришлось отказаться от своих инвестиций в нефтяной отрасли.

Ближний Восток – важнейший театр соперничества великих держав, а растущее влияние Китая в регионе расценивается самими китайцами как «явное предначертание». Восходящая азиатская держава, свободная от колониального багажа, характерного для региона, добавляет новые ингредиенты, которые могут помочь решить нерешаемые проблемы, к примеру – израильско-палестинский конфликт. Кроме того, последовательная поддержка права на суверенность стран Китаем и его растущее влияние на Ближнем Востоке могут стать последним гвоздем в крышку гроба западного интервенционизма.

топ читаемых
топ читаемых
Видео
Lifestyle