23.88
26.49
Спецтемы

Der Spiegel: Трамп наступает на Германию и глобальную экономику (перевод)

Новости
3 года назад

Перевод первой части статьи, опубликованной 28 января на сайте журнала Der Spiegel.

Президент Дональд Трамп стремится простимулировать американскую экономику, но не проявляет ни малейшего интереса к существующим торговым соглашениям и основным принципам экономики. Все это представляет опасность для немецкой промышленности.

Вот это было зрелище возле Trump Tower в Нью-Йорке – нескончаемое количество лимузинов и бронированных Mercedes S-Class подъезжало к зданию. Генеральные директора компаний Ford, Tesla, Boeing и главы десятков других компаний прибывали на аудиенцию с президентом Трампом. Сам хозяин Белого Дома отзывается о «значительных встречах» с преувеличенным энтузиазмом, хотя противоположная сторона отмалчивается об их результатах.

За кулисами, однако, эта ситуация вполне ясна: они не приехали на переговоры, они не приехали, чтобы предложить президенту свои советы. Они стремились защитить свои активы. Они находятся в оборонительной позиции, надеясь на то, что Трамп будет не таким агрессивным по отношению к тем, кого он знает.

Руководители высшего звена, которые представляют немецкую промышленность, внимательно наблюдали за теми, кто получил право на аудиенцию с президентом. Они весьма озабочены по поводу будущих перемен, которые могут их коснуться. Они воздерживаются от комментариев по поводу действий Трампа в публичной сфере, но в частном порядке это, скорее всего, единственная вещь, которую они обсуждают.

Все они опасаются, что могут стать целями Трампа. Теперь никто не знает, какие правила все еще действительны в этой новой политической эре, в которой миллиардные состояния могут быть разрушены одним твитом. В этой новой эре непонятно, кто является другом, а кто врагом.

Эта эра берет свое начала с первого дня Дональда Трампа в качестве главы Белого Дома, когда он отказался от того механизма, который на протяжении десятилетий служил двигателем мирового экономического роста: нет места свободной торговле и глобализации в условиях нового американского популизма.

Трамп немедленно отказался от Транстихоокенского партнерства и намерен пересмотреть условия остальных сделок по свободной торговле; эти «ужасные сделки» стали причиной американского падения, по мнению нового президента. «Это волна глобализации полностью уничтожила наш средний класс», — сказал он в ходе предвыборной кампании.

В тот же понедельник он встретился с десятками американских генеральных директоров, представляющих ведущие секторы национальной экономики. Трамп назвал это своего рода «слушаниями», но он явно не тот человек, который заинтересован в том, чтобы слушать кого-либо. Скорее, лидеры предпринимательской сферы были проинструктированы о правилах, актуальных в новой эре. «Первенство Америки» — это единственная значимая философия, и те, кто будут следовать ей, будут вознаграждены путем значительных налоговых сокращений и инвестиций.

Те, кто захотят выступить против, будут наказаны высокими тарифами, специальными налогами, ответными мерами правительства и яростью президента, которая выльется в Twitter и приведет к падению акций соответствующей компании.

Атака на немецкую модель

Первая неделя Трампа была своего рода игрой во власть, полная попыток запугать и пригрозить. Эта неделя подняла новые фундаментальные вопросы: Сможет ли Трамп действительно положить конец фундаментальным правилам экономики, которые заставляли международные корпорации максимизировать прибыль и минимизировать расходы? Можно ли обернуть глобализацию вспять несколькими твитами? И самое главное – стремится ли президент США развязать торговую войну, чтобы навязать свою политику внутри страны? На данный момент ответ на эти вопросы один: Да.

Последствия этого радикального политического сдвига не ограничиваются Соединенными Штатами. Когда самая крупная и влиятельная экономика меняется, ударная волна может захлестнуть кого угодно. Новый мировой экономический порядок претворяется в реальность. И это нападение на немецкую модель.
В речах и тирадах, провозглашенных во время кампании, Трамп определил Китай и Мексику в качестве своих врагов, но Германия, страна экспорта, вероятно, станет третьей в списке. Ни одна крупнейшая экономика мира так не полагается на свободный обмен товарами и услугами, торговлю без границ и экспорт без препятствий, как немецкая экономика.

Становится очевидным, что президентство Трампа станет перерывом в трансатлантических отношениях, невиданным с момента окончания Второй мировой войны. С президентом, который открыто угрожает немецким автопроизводителям карательным тарифом в 35% и заявляющим, что немцы были «очень несправедливы по отношению к США», дружба может превратиться даже во вражду. Немецкие корпорации и правительство Ангелы Меркель размышляют, каким образом ответить на данную угрозу. Может, лучше оставаться спокойными и невозмутимыми, опираясь на рациональность и десятилетия тесных связей, а также правила глобальной экономики? Или же лучше принять контрмеры, найти новых союзников в Азии и, возможно, даже заполнить образовавшийся вакуум?

Независимо от сделанного выбора, мир выглядит куда более хрупким, чем некоторое время назад. Многое стоит на кону. Последствия экономического кризиса и торговой войны будут разрушительными для немецкой экономики, особенно в контексте грядущих выборов. Праворадикальные популисты, которые стремятся импортировать модель Трампа в Германию, наверняка воспользуются любыми экономическими провалами, чтобы выставить себя в качестве тех, кто отстаивает права жертв глобализации.

Многое будет зависеть от экономических рецептов Трампа, в которых он смешает разные вещи, и от их эффекта – вопрос в том, укрепится ли американская экономика, или же начнется падение.

Снижение налогов и увеличение правительственных расходов привет к периоду длительного экономического роста. По крайней мере, это обещает новый президент, а фондовые рынки склонны ему верить. Оптимисты считают, что страну ждут хорошие времена, и как только американская экономика пойдет вверх, связанные с Трампом угрозы нивелируются.

Четкий сигнал

Однако, большинство экономистов уверены, что политика, направленная против глобализации, может закончиться только глобальной торговой войной, которая не позволит корпорациям вводить инновации и ввергнет мировую экономику в рецессию. Пессимисты весьма обеспокоены этой ситуацией. Чем хуже будет показывать себя американская экономика, тем радикальнее будут меры, которые предпримет Трамп.

В первую неделю своего президентства Трамп начал собирать свою команду воедино с целью преобразования риторики его предвыборной кампании в конкретные планы в разрезе финансовой и налоговой политики, деятельности ФРС, условий для промышленности и торговли.

Трамп не окружил себя лучшими экономистами страны, в отличие от своих предшественников. Это также является четким сигналом. Трамп полагается только на «бизнесменов»: людей, сколотивших миллиарды, или хотя бы миллионы, на свободных рынках. Не все они привержены одному идеологическому курсу. Напротив, некоторые действительно являются сторонниками протекционизма, но другие отстаивают позиции глобализации. Часть их выступает за масштабную государственную программу инвестирования в инфраструктуру, другие же считают, что государственные расходы нужно значительно урезать. Некоторые являются либералами и выступают за полностью свободный рынок,  другие же — заядлые консерваторы, которые выступают за более жесткий государственный контроль над рынком.

Пока непонятно, какая группировка возьмет верх. Президент разделил влияние своих советников между несколькими центрами тяжести. В конце концов, всего один человек будет решать, что делать, и это решение, скорее всего, будет зависеть от его настроения. Непредсказуемость является характерной чертой трампизма. Противоречия и конфликты стимулируются намеренно.

В основном команда Трампа, независимо от идеологических воззрений, делится на два лагеря. По одну сторону баррикад находится шайка спекулянтов, которые наживаются на кризисах, провокаторов и экстремистов. Председателем Совета экономических советников, вероятно, станет телеведущий. В части монетарной политики он опирается на анхиконсервативного лоббиста, который хочет вернуть золотой стандарт. Миллиардер из нефтяной промышленности является советником по энергетической политике.

С другой стороны, Уолл-стрит празднует свое политическое возрождение. Стивен Мнучин, скорее всего, займет пост министра финансов США; он долгое время был партнером и членом совета директоров Goldman Sachs. Главой Национального Экономического Совета является Гарри Кон, который еще недавно был главным операционным директором в Goldman Sachs. Главный политический стратег Трампа – Стивен Бэннон – также выходец из Goldman Sachs.

В ходе предвыборной кампании Трамп не раз критиковал Хиллари Клинтон за ее тесные связи с финансовым миром. Многие его сторонники считают, что Уолл-стрит стоит за заговором против американских граждан и является той силой, что движет истеблишментом.

Такие яркие противоречия свидетельствуют о том, что американцы сильно недовольны слабым экономическим ростом, который характеризует период Обамы. Они жаждут экономического бума и темпов роста прошлых десятилетий, поэтому готовы согласиться на любые меры для достижения этой цели.

Исторический максимум

Фондовые рынки и потребители, кажется, не обеспокоены тем, что ключевые составляющие экономического плана нового президента противоречат друг другу и даже отменяют друг друга. В среду индекс Dow Jones достиг своего исторического максимума. Индекс потребительского доверия выше, чем когда бы то ни было с момента террористических атак 11 сентября.

Этот энтузиазм зиждется на ожиданиях массовых налоговых сокращений, которые принесут триллионы долларов. Эти сокращения, по идее, должны мотивировать компании и потребителей больше инвестировать и потреблять, с надеждой на то, что экономический рост принесет достаточно много налоговых поступлений для покрытия этих сокращений.

Ларри Кудлоу, глава Совета экономических советников, обещает, что налоговые сокращения «станут для экономики ракетным двигателем» и приведут к темпам роста в 5%. Этот рост, по его словам, решает все проблемы, включая бюджетный дефицит.

Концепция не нова, экономическая «теория предложения» Рональда Рейгана была весьма популярной в начале 1980-х. Но она не работала так, как изначально планировалось.

К слову, массовые налоговые сокращения уже производили трехпроцентный рост экономики в прошлом. Однако в настоящее время суверенный долг Соединенных Штатов намного больше, чем у любой другой страны мира, вкупе с громадным бюджетным дефицитом. Несколько позже один из основателей экономической политики Рейгана написал книгу, в которой назвал экономическую «теорию предложения» «ошибкой». Преемник Рейгана, Джордж Буш, назвал рейганомику «вуду-экономикой» и столкнулся с необходимостью поднять налоги.

Поэтому экономисты сильно обеспокоены, независимо от своей политической принадлежности. Они знают, что экономическая политика Трампа, так же как и Рейгана, может быть провальной и привести к еще большему бюджетному дефициту, быстрому исчезновению среднего класса и экономическому коллапсу. Возможно, и к обвалу фондового рынка.

Николаус фон Бомхард, председатель правления страхового гиганта Munich Re, считает, что недавний рост фондового рынка является чрезмерным. Он считает ситуацию весьма прискорбной, потому что «изменение цен произойдет за счет действий, направленных против борьбы с климатическими изменениями и их последствиями». Он уверен, что если Трамп увеличит инвестирование в инфраструктуру и уменьшит налоги, при этом занимая протекционистскую позицию, это вызовет не только экономический рост, но и рост суверенного долга и инфляции. «Грядет большое разочарование», — считает Эдмунд Фелпс, Нобелевский лауреат по экономике и директор Центра по изучению капитализма и общества при Колумбийском Университете. Он предупреждает о возможности «глубокой рецессии».

Чем хуже будет экономика США, тем больше нападок на предполагаемых врагов из-за рубежа президент Трамп будет осуществлять. Его политика станет более агрессивной и карательной, особенно в отношении иностранного демпинга и тех компаний, которые строят свои фабрики в Мексике, а не в Милуоки.

Питер Наварро, профессор из Калифорнийского Университета, несет ответственность за эту политику. Он стал главой недавно созданного Совета по национальной торговле.

Наварро является аутсайдером в плане нескольких направлений. Он единственный экономист в президентской команде. И он, скорее всего, единственный экономист в США, который считает, что свободная торговля – это плохо, выступая при этом за жесткие карательные тарифы. По словам Наварро, Китай является угрозой и страной, которая не играет по правилам. Он даже был продюсером фильма, который назвали «Смерть от Китая».

Фото: nbcnews.com