28.17
33.35
Спецтемы

Forbes: «Нафтогаз» остается заложником украинской политики (перевод)

Перевод статьи, опубликованной 28 декабря на сайте Forbes.

Если «Нафтогаз» не сможет действовать быстрее, то Украина сдастся на милость Газпрому и российскому газу, и не важно, покупает ли Киев газ прямо у государственного российского гиганта, или же доплачивает за этот газ партнерам Газпрома в Восточной Европе. Флагман украинского газового сектора погряз в борьбе между реформаторами, вдохновленными Джорджем Соросом, и политиками, близкими к Петру Порошенко. Никто пока не может одержать победу.

Тем временем, украинцы вынуждены платить непомерно завышенные счета за электричество и отопление из-за жесткой политики затягивания поясов. Все это выливается в слабую поддержку правительства, которое отчаянно стремится стать следующим членом Европейского Союза.

Не только русские сводят их с ума

Прошло уже три года с момента падения пророссийского правительства в Киеве, свергнутого в результате восстания, которое толкнуло Украину в любящие руки международных кредиторов. С тех пор, основной идеей было приблизить уровень развития Украины к польскому образцу, и, если все будет идти по плану, сделать страну следующим полноправным членом ЕС. Одна украинская компания является лучшим примером проведения европейской реформы – это компания «Нафтогаз».

Американцы не имеют ни малейшего представления о «Нафтогазе», но вот, что делает его интересным: компания вечно критикуется русскими и финансируется Всемирным Банком и ЕБРР. Всеми любимый хедж-фондовый злодей Джордж Сорос, который участвует в событиях в Восточной Европе уже 25 лет, и был спонсором Обамы и Клинтон, также имеет отношение к «Нафтогазу».

Пока непонятно, какое именно отношение он имеет к компании, но с момента свержения пророссийского президента Виктора Януковича, он выступает за разделение государственного гиганта.

Это было в феврале 2014 года. С того времени, в Украине правит прозападное правительство во главе с кондитерским магнатом Петром Порошенко, которого также называют «Шоколадный Король», потому как он является владельцем бренда Roshen. Управление бизнесом было детским лепетом на лужайке по сравнению с управлением Украиной. Он столкнулся с задачей по починке корабля, будучи клерком на нем. В зависимости от того, с кем вы говорите, Порошенко, по их мнению, защищает свои собственные интересы или же является полным провалом. В действительности, истина лежит где-то посередине.

Мерой, по которой можно судить о его правлении, является «Нафтогаз». Это – украинское предприятие-флагман, как PdVSA в Венесуэле, Petrobras в Бразилии и Saudi Aramco в Саудовской Аравии. Падут эти предприятия, падут и страны. Застопорится их развитие, застопорится и развитие страны. Готовность Украины реформировать «Нафтогаз» равносильна ее готовности соглашаться с условиями Европейского Союза.

Выражаясь словами Сороса, «Нафтогаз – газовый монополист, который является главным источником коррупции и бюджетного дефицита в Украине».

Роман Сторожев, президент УкрНадра, рассчитывает на большую вовлеченность частного сектора.

«Нафтогаз является монополистом на украинском рынке из-за своего влияния на дочерние компании, такие как «Укртрансгаз», «Укратранснафта» и «Укргазвидобування». Нафтогаз делает все и делает это не очень хорошо», – считает Сторожев.

Выдвигалась идея о разделе компании. Такая попытка была предпринята в сентябре. Министерство экономики и торговли попыталось установить контроль над «Укртрансгазом», по-видимому, не согласовав это с руководителями «Нафтогаза». Источники в компании утверждают, что это была обычная борьба за государственные активы, проводимая в интересах олигархов. Правительство парирует, называя эти действия спланированным ходом, хотя сопротивление руководства компании и иностранных спонсоров, таких как ЕБРР, сильно удивило Кабинет министров.

«Укртрансгаз» вернулся в управление «Нафтогаза», а руководство компании и иностранные банкиры были глубоко возмущены. Приватизация не происходит.

«Ни одно положение из планов по реструктуризации компании не было выполнено», – было сказано в сентябрьском заявлении «Нафтогаза».

Политические группировки используют «Нафтогаз» в борьбе за власть, надеясь на то, что они будут владеть этими активами (или получать деньги за их управление), как только они будут проданы. В результате, клановый капитализм и коррупция остаются неизменными.

«Нафтогаз» в качестве пленника политики

«Нафтогазом» руководит молодая команда бывших инвестиционных банкиров, которые владеют английским языком – Андрей Коболев, Юрий Витренко и Олег Прохоренко. Коболев является главным исполнительным директором.

На свои должности они, вероятно, были продвинуты Соросом, который узрел возможность успешной реформы в «Нафтогазе». Некоторые считают, что текущее руководство компании имеет тесные связи с бывшим премьером Яценюком, который вышел когда-то из тени Юлии Тимошенко, и является реформатором свободного рынка в стиле чикагской школы.

Он стал известен, когда русские перехватили телефонный разговор между представителем Государственного Департамента Викторией Нуланд и послом США в Украине Дж. Пайеттом. В разговоре обсуждались кандидатуры, которые Вашингтон хотел бы видеть во главе Украины. Речь шла об Яценюке.

Если он находится в этой ситуации за кулисами, «Нафтогаз» еще больше становится похожим на политический инструмент. «Нафтогаз» не прокомментировал слухи о причастности Яценюка к руководству компании. Он не является членом совета директоров.

«Коболев является порождением партии Яценюка, сейчас мы видим его конфликт с политическими силами Порошенко. Все это закончится так же, как и началось», – заявил Владимир Землянский, руководитель энергетических программ в Центре мировой экономики и международных отношений.

Для тех, кто не в курсе ситуации: Яценюк ушел в отставку с поста премьера в апреле, потеряв поддержку. Он стоял за поднятием тарифов на газ, что сделало «Нафтогаз» самой богатой компанией в Украине. Яценюк был сменен на посту протеже Порошенко Владимиром Гройсманом.

Гройсман никогда не считался реформатором, но в контексте «Нафтогаза», он тоже поддерживает реформы и более конкурентный рынок газа и нефти в стране. Он не боится разрушить государственную монополию. Любой олигарх был бы горд, что владеет ею, и любой иностранец тоже.

Гройсман и Порошенко хотят увеличить внутреннее производство газа и уменьшить денежные затраты, чтобы перестать покупать дорогой газ из Европы. В крайнем случае, они считают, что разделение «Нафтогаза» – шаг в этом направлении.

«Мы выдали разрешения на разведку нефти и газа. Мы нацелены на энергетическую независимость», – сказал Гройсман украинскому Forbes в сентябре.

Премьер-министр утверждает, что Всемирный Банк и ЕБРР сделали продажу «Укртрансгаза» невозможной. Когда Кабинет Министров попытался начать раздел компании, представители Всемирного Банка, ЕБРР и посол США в Украине Йованович лично посетили правительство, требуя отменить вывод дочерней компании из-под контроля «Нафтогаза».

ЕБРР и Всемирный Банк помешали процессу, потому что что-то показалось им не совсем правильным. Слишком много разных обязательств. Слишком много олигархов со скрытыми интересами. Тем более, дочерняя компания перешла бы в управление правительства, а не вышла бы на рынок. Типично для бывшего советского народа – никто никому не доверяет.

Правительство отступилось. Они поняли, что эта тупиковая ситуация лишь на руку России.

«Мы не замечаем никакого интереса со стороны западных столиц», – считает Землянский.

Первоначальная концепция реформы «Нафтогаза» предполагала разделение компании согласно положениям третьего пакета энергетической реформы ЕС: это значит, что добыча и транспортировка не могут управляться одной компанией. Эта концепция предполагала трансформацию «Нафтогаза» в дистрибьютера или торговца природным газом.

Александр Домбровский, первый заместитель председателя Комитета Верховной Рады Украины по вопросам топливно-энергетического комплекса, заявил, что реформа «Нафтогаза» является критичной для вступления Украины в ЕС.

Не все еще потеряно. В прошлом месяце новая инициатива правительства «Главные трубопроводы Украины» подтолкнула «Нафтогаз» к приватизации. Вице-премьер-министр Владимир Кистион заявил 9 ноября, что «первый шаг к ликвидации монополии «Нафтогаза» сделан».

Но украинские обозреватели готовы поручиться, что грядет шаг назад. Учитывая войну с пророссийскими сепаратистами на востоке Украины, отсутствие приватизации и высокий уровень коррупции, Украина является непривлекательной страной для американских энергетических компаний, даже если некоторые, такие как Гройсман, делают вид, что открыты для них.

ЕБРР, возможно, сделал ошибку, одолжив денег «Нафтогазу», а не дочерней компании «Укртрансгазу». Для европейцев и таких людей как Сорос, новое руководство «Нафтогаза» («молодые реформаторы») выглядело надежным партнером для Запада. Руководство же «Укртрансгаза» символизировало непотизм старой системы.

В Киеве идет борьба умов за «Нафтогаз». Складывается впечатление, что компания не будет реформирована, потому что организации, которые должны продвигать реформы, просят правительство их остановить.

Кто страдает?

Страдает «Нафтогаз» и страдают украинцы. Если использовать простую психологию «мы против них», нужно отметить, что монопольный «Нафтогаз» – плохой вариант для каждого, кто хочет, чтобы Украина избавилась от влияния России.

Существующая программа затягивания поясов не предполагает роста. Если частный сектор получит больше возможностей на рынке газа и нефти в Украине – это будет одним из показателей, необходимым для роста. Политические тупик в контексте «Нафтогаза» привел лишь к антиреформаторским настроениям. Европа равняется реформам. Те, кто поддерживали Евромайдан, должны помнить об этом.

В целом, увеличение тарифов на газ составило 590% с 2014 года. Другие коммунальные услуги также подорожали вдвое за этот период и подорожают в следующем году.

Консалтинговая фирма в сфере энергетики DiXi Group считает, что Украина нуждается в иностранном капитале, чтобы снизить зависимость от российского газа и снизить тарифы на отопление и электроэнергию для граждан и бизнеса. DiXi также возлагает вину на налоговое законодательство и регуляторные меры, которые влияют на снижение частных инвестиций в сектор.

Если говорить о приватизации главной дочерней компании по бурению «Укргазвыдобування», «Нафтогаз» предлагает совершенно другую модель – продать 20% ЕБРР или Всемирному Банку. Не совсем понятно, почему такой вариант вообще рассматривается, потому что ни ЕБРР, ни Всемирный Банк не являются экспертами в сфере газа и нефти.

Не на камеру инвесторы из Украины и Европы утверждают, что такая позиция оставляет Украину зависимой от российского Газпрома, но обеспечивает положение текущего руководства монополиста. Возникает вопрос: если это руководство было предложено Соросом, который выступает за приватизацию, почему процесс приватизации застопорился?

В настоящее время существует проект резолюции в Верховной Раде, которая постановляет, что «Украгазвыдобування» должна быть продана. Но в повестке на голосование этот документ еще не утвержден.

«Нет никаких сомнений, что если бы «Укргазвыдобування» находилась в руках частных лиц, то это предприятие было бы намного эффективнее, и не было бы никаких серьезных политических разногласий по этому поводу», – считает Иван Рыбак, член парламента и сподвижник Порошенко.

Между тем, как Украина балансирует на грани, уровень добычи на этом предприятии падает на 600 млн. кубометров в год (в советское время показатели добычи составляли 68 млрд. в год, в 2015-м эта цифра составила всего 14,5 млрд. кубометров). Прогнозы на 2016 год говорят о том, что падение продолжится, и конечным годовым результатом станет 14,3 млрд. кубометров. Рынок же выдвигает еще более мрачные прогнозы.

«Нафтогаз» не расширяется. Он не увеличивает объемы добычи, чтобы сделать Украину независимой в энергетическом плане. Самая большая проблема Украины, которая и привела ко всему беспорядку 2014 года, это противостояние «Нафтогаза» и Газпрома. Янукович отверг торговое соглашение с ЕС в пользу сделки с Россией, которая предполагала дешевый газ. Люди восстали, веря в то, что правительство действовало по указке другой страны. Но, три года спустя, это решение четко демонстрирует следующий факт: «Нафтогаз» является причиной почти всех политических проблем в Украине. Компания вбила клин между украинцами и русскими. Это привело к судебным разбирательствам в Гааге. Это привело к голосованию за отделение Крыма и аннексии полуострова Россией, что, в свою очередь, привело к возникновению движения, выступающего против правительства в Киеве в таких индустриальных зонах, как Донбасс, где пророссийские сепаратисты требует автономии. Все началось с «Нафтогаза».

Украинское правительство считает, что сможет увеличить объемы внутренней добычи газа до 20 млрд. кубометров за три года. Согласно данным Укртрансгаза, внутренняя добыча за 11 месяцев этого года увеличилась всего на 1%. Как они собираются достичь этой цели, если «Нафтогаз» остается заложником политических мыльных опер?  Это совсем не веселая история для «Нафтогаза».

Для тех, кто хочет увидеть раздел «Нафтогаза», остается надежда на западные финансовые организации, которые могут перестать защищать украинских политиков, приверженных не реальным экономическим изменениям в стране, а своим личным интересам. Чем скорее «Нафтогаз» станет менее политизированным, тем скорее он станет реальным и современным энергетическим гигантом, что приведет к улучшению ситуации в Украине. И, возможно, тогда и реализуются европейские амбиции Украины.

Фото: День

Метки: