The Guardian: Влияние России возросло, но настоящим победителем в Алеппо стал Иран (перевод)

18 декабря 2016, 17:24 | Новости

Перевод статьи, опубликованной на сайте издания The Guardian 17 декабря. 

Способствуя возвращению второго по величине города в Сирии под правительственный контроль, Тегеран больше преследовал собственные интересы, чем восстанавливал сирийский государственный суверенитет

По мере того, как зеленые автобусы покидали Алеппо в прошлую среду, два основных союзника президента Асада отреагировали по-разному.

Россия, которая заключила сделку с Турцией, позволив беженцам покинуть город, призывала дать конвоям дойти до сельской местности, где можно было бы оставить беженцев. Иран же, напротив, пытался сделать все, чтобы остановить такое развитие событий.

Для Москвы достижение перемирия в Алеппо стало кульминационным моментом интервенции; Кремль хотел сыграть роль миротворца после того, как 15 месяцев бомбил оппозиционные силы. Для Тегерана же разрешить гражданским и повстанцам покинуть город стало равносильно потере рычагов влияния – и случилось это в момент, когда иранское влияние стало затмеваться российским.

Эти расхождения ознаменовали ключевой момент в сирийской войне – Россия и Иран стремились сохранить режим Башара Асада, это вынудило их сотрудничать, а теперь, когда победа в войне близка, между сторонами возникла вражда по поводу принятия решений. Российские ВВС теперь играют незначительную роль, чего нельзя сказать об иранском Корпусе Стражей Исламской революции.

Осажденное население Алеппо играло роль рычага влияния в переговорах на протяжении шести лет. Иран способствовал тому, чтобы превратить судьбу загнанной в угол оппозиции в политические победы, которые укрепили позиции Асада и Тегерана.

Иран не был заинтересован в том, чтобы отпустить последних защитников Алеппо, не договорившись об условиях такой сделки. И через несколько часов после того, как Россия и Турция заключили сделку, Иран саботировал ее, потребовав снятия осады с двух шиитских деревень – Фуа и Кефрая, – окруженных силами движения Джабхат Фатех Аль-Шам (Фронт Ан-Нусра, последователи Аль-Каиды). Тегеран также потребовал обмена заключенными и возвращения тел убитых бойцов Хезболлы и иракских боевиков.

Конечно, победа в Алеппо важна для обеих сторон, но Иран получил от нее больше выгоды. Алеппо – второй по величине город в Сирии и промышленный центр, который находится в самом сердце стратегических планов Тегерана в регионе.

Через Алеппо Иран планирует обеспечить себе наземный коридор к Средиземному морю. Город, скорее всего, станет новым центром для продвижения геополитических интересов Тегерана, которые можно проследить на протяжении всего конфликта.

Иранские официальные лица вели прямые переговоры с представителями ополченцев Ахрар Аль-Шам о судьбе города Забадани, который находился в осаде. Иран предложил отправить суннитов Забадани в провинцию Идлиб в обмен на жителей деревень Фуа и Кефрайа, которые, в свою очередь, должны были бы переселиться в Забадани.

«Иранцы не хотят, чтобы сунниты жили между Дамаском и ливанской границей. У них есть четкий план по смене населения там», — такое мнение высказал высокопоставленный ливанский чиновник.

В Дарайе, недалеко от Дамаска, оппозиция сдалась в августе, согласившись на переселение в Идлиб. 300 шиитских семей из Ирака заселили это место. Далее на запад, недалеко от храма Зайнаб, Иран приобрел значительное количество недвижимого имущества и спонсировал прибытие шиитских семей в качестве плацдарма для Забадани.

Обеспечение коридоров безопасности совместно с шиитскими общинами является, скорее всего, самой напористой политикой, проводимой Тегераном с 1979 года. После Исламской революции Иран расширял сферы влияния с помощью Хезболлы и результатов вторжения США в Ирак, которое привело к нарушению баланса сил между суннитами и шиитами, отдав последним политическую власть. Теперь же Иран использует хаос в Сирии.

Цели России касаются вопросов реальной политики, а не идеологии. Владимир Путин возродил роль своей страны в регионе за счет США, которые, по его мнению, при Бараке Обаме отреклись от своей роли, а Дональд Трамп не собирается ее возвращать. Российское влияние вернулось на Ближний Восток и, скорее всего, чтобы остаться. Но, как Америка уже узнала по себе, это будет проверяться рвением влиятельного регионального тяжеловеса – Ирана.

Фото: ibtimes.com

топ читаемых
топ читаемых
Видео
Lifestyle