25.82
28.98
Спецтемы

The World Post: Путин против России в Сирии (перевод)

Новости
3 года назад

Перевод статьи, опубликованной на сайте издания The World Post 3 октября.

Неутомимые и фанатичные усилия Государственного секретаря США Джона Керри по прекращению массовой бойни в Сирии путем нахождения общего знаменателя с Россией ни к чему не привели. Последняя надежда на консенсус исчезла, когда Алеппо вновь охватил огонь. Эта надежда на консенсус погибла вместе с беззащитными и напуганными мирными жителями в их домах, магазинах, больницах и мечетях; российские и сирийские правительственные истребители безжалостно наносили удары по населению с детьми. Великолепная дипломатия Джона Керри не различила объективные интересы Российской Федерации в Сирии и личные стремления ее лидера – Владимира Путина.

Ни один российский дипломат, с которым я сотрудничал, работая на Госдепартамент, никогда не говорил что-либо плохое о Башара Асаде – сирийском «клиенте» Москвы. Интересный случай имел место в Женеве во время переговоров в июне 2012 года. Американцы, французы и британцы решительно выступили за то, чтобы исключить из переговоров по формированию сирийского временного правительства «людей с кровью на руках». Глава российской делегации возразил: «Да ладно вам. Все мы знаем, что вы имеете в виду Асада».

Коррупция, некомпетентность и жестокость режима Асада не является секретом для российских дипломатов. Они хорошо осведомлены о роли сирийского правительства в транспортировке иностранных боевиков на территорию Ирака в первом десятилетии 21 века – боевики присоединялись к иракской Аль-Каиде, которая является прямым предшественником т. н. «Исламского государства». Они также прекрасно знают, что режим освободил множество заключенных политических экстремистов в 2011 году с расчетом на то, что они «инфицируют» и будут доминировать в рядах мирной, националистической и светской оппозиции. Они осведомлены о том, что беззаконие сирийского режима способствовало появлению вакуума на территории восточной Сирии, и его заполнило т. н. «Исламское государство». В Москве знают, что стратегия выживания режима, предполагающая массовые убийства, укрепляет призывной аппарат «ИГИЛ» как в Сирии, так и в других суннитских общинах мира.

Зная, что его российские коллеги ознакомлены с этими фактами, Джон Керри исходил из предположения, что Москву можно убедить сотрудничать в вопросе тихого ухода Асада. Он был убежден в этом своим российским коллегой, который стремился ввести его в заблуждение, чтобы сохранить американскую оперативную пассивность перед лицом массовых убийств. В Белом Доме с таким же энтузиазмом вняли теории об общих интересах, которая предполагала, что Россия с радостью будет сотрудничать с США для организации совместных военных операций и узаконить, таким образом, свое военное присутствие в Сирии. Эта иллюзорная вера в общие интересы поддерживалась и укреплялась с помощью одного факта, известного Керри и представителям Белого Дома: Барак Обама и палец об палец не ударит, чтобы помочь сирийскому народу, подвергающемуся массовым убийствам со стороны режима Асада. Поэтому оставалось надеяться, что сирийцев защитит Владимир Путин.

Те, кто поверил в правдивость этой теории, не лишены логики. В конце концов, они принимали во внимание, что заявленная цель российского военного присутствия в Сирии – борьба с т. н. «Исламским государством». Да, это оказалось неправдой: Россия вторглась в Сирию, чтобы спасти Асада. Тем не менее, многие бы согласились, что «ИГИЛ» – общий враг, потому что, учитывая потерю доверия большинства сирийцев к режиму, Россия боится угодить в трясину, если ее целью будет лишь спасение преступной семьи. Кроме этого, многие были уверены, что, учитывая стратегию режима против суннитского населения (кассетные бомбы, массовые задержания, голод, пытки, сексуальное насилие), Россия будет серьезно взвешивать все «за» и «против» касательно поддержки такого режима ценой своих отношений с суннитским миром.

Можно утверждать, что Россия ведет себя глупо: если ей удастся сохранить режим на некоторое время, это будет подрывать российские интересы и угрожать безопасности россиян в их стране и за рубежом. И хотя действия России в Алеппо настроили многих сирийцев против нее, если остановить все это сейчас, а Асада и его приближенных переправить в Минск или Каракас, то временное сирийское правительство, состоящее из представителей националистической оппозиции, поддержало бы особые отношения Дамаска с Москвой, предполагающие использование военных баз и широкое политическое сотрудничество.

Для Владимира Путина его личные интересы всегда стоят выше интересов Российской Федерации. Путин выступил против предполагаемого желания Вашингтона по смене ближневосточных режимов. Он пообещал всем и каждому, что остановит склонного к насилию и поддерживающего терроризм Барака Обаму. И сделает он это в Сирии.

Конечно, российский президент может рассматривать Асада, как и другие российские дипломаты: в качестве зубной боли. Но Асад олицетворяет «государство», которое Путин стремится спасти от якобы дестабилизирующих махинаций США в регионе. Как же может Владимир Путин, тиражирующий это бред и использующий шовинизм для внутриполитических целей, участвовать в устранении Асада, не опасаясь, что его обвинят в участии в заговоре, который он же пообещал победить? И как ему может не нравиться иммиграционный кризис в Западной Европе, порожденный неограниченным насилием Асада?

В конце концов, внешнюю политику России и ее цели должны определять россияне. Гнусный и подлый режим Асада не принесет ничего хорошего Российской Федерации и ее населению. Но Владимира Путина это не волнует. Он стремится сохранить свой пост. Он рассчитывает на то, что его последователи смогут справиться с тем, что он натворил, чтобы выжить в политическом плане.

Опасность заключается в том, что американские лидеры могут продолжить оправдывать свои неудачи в борьбе со зверствами режима в Сирии, ссылаясь на «большую ошибку» Москвы и стремясь найти несуществующие общие интересы с путинской Россией. Конечно, факты говорят о том, что и Вашингтону, и Москве выгодно нейтральное и светское временное правительство Сирии, целью которого являются реконструкция, реформы и примирение. Но Путин поставил свои интересы выше государственных, а большинство русских убеждены в том, что он прав.

Чем бы Белый дом ни оправдывал то, что сирийцы беззащитны перед лицом массовых убийств, поиск общего знаменателя с путинской Россией не должен быть в списке оправданий. Дипломатия Джона Керри должна раз и навсегда избавиться от этой иллюзии.

Фото: vladtime.ru