Шарий.net

Foreign Policy: Войска Путина преследуют долгосрочные цели в Украине (перевод)

53A

Перевод статьи, опубликованной на сайте Foreign Policy 31 августа.

Москва не стремится к эскалации конфликта на Донбассе. Но она закладывает фундамент для того, чтобы доминировать над своим соседом долгие годы.

На протяжении августа Россия неоднократно объявляла о военных учениях и маневрах на границе с Украиной. Интенсивность боев на востоке Украины возрастала на протяжении всего лета, но резко усугубилась в августе – с ежедневными перестрелками и артиллерийскими обстрелами. Нервы многих в Украине на пределе из-за этих боев и крупномасштабных маневров. 

К сожалению, западные эксперты склонны к паникерству и трактуют эту военную активность как предвестник неминуемого наступления. Тем самым они игнорируют общую стратегическую картину. Вот что происходит сегодня: Россия не намерена эскалировать конфликт на востоке Украины, но она размещает свои силы таким образом, чтобы окружать и сдерживать Украину еще многие годы. Этот процесс, по большей части, игнорируется. 

Российские военные учения и внезапные проверки боеготовности войск выглядят устрашающими, но это не прелюдия к расширению масштаба конфликта. Сейчас России не нужны какие-либо уловки для отправки войск в Украину или для их выведения. Точно так же она не нуждается в надуманном предлоге (таком, как крымский в августе) для эскалации конфликта.

Перестрелки и артиллерийские обстрелы мало что значат: такие бои могут привести к мини-наступлениям, в частности – на ничейной земле между сепаратистами и украинскими силами, но с февраля 2015 года обе стороны фактически сохранили свои территории за собой без изменений. 

Однако на протяжении последних двух лет, Россия плавно планировала возвращение постоянных гарнизонов к границам Украины, создавая новые подразделения и перемещая целые бригады из других регионов. Новые военные базы возникают на так называемом «юго-западном направлении» [определение, данное Сергеем Шойгу], а войска перемещаются ближе к украинской границе из других регионов. Российский Генштаб работает над созданием жилья для новых солдат и организацией поставок модернизированного оружия. 

Это не массивные силы вторжения, как некоторые предполагали. Это наращивание сил не должно было никого удивить, как и не должно рассматриваться в качестве свидетельства российского стратегического мастерства – наш упадок аналитических возможностей вряд ли можно назвать достижением России. 

Первое заявление о появлении нового подразделения было сделано в ноябре 2014 года, когда военные заявили о возврате дивизии в Ельню, которая находится в 60 км от северной украинской границы (на самом деле в 240 км – ред.) и очень близко к белорусской границе. Здесь некогда размещалась 144-я дивизия, которая вынуждена была покинуть территорию Эстонии после развала Советского Союза. Уже в январе стало ясно, что это будет ядром одной из трех новых дивизий, размещенных вдоль украинской границы. Это подразделение будет сформировано во второй половине 2017 года и, возможно, будет насчитывать 6 000 солдат, а заявленная цель – 10 000 человек в каждой дивизии.

Примечательно, что Россия опубликовала онлайн-план военной базы и сроков строительства нового гарнизона в Клинцах в рамках государственной программы тендеров. Клинцы находятся в 30 км от украинской границы. Более того, в 2015 году было объявлено о переносе штаб-квартиры 20-ой армии из Мулино в Воронеж, который намного ближе к Украине. Эти изменения сопровождались и другими перестановками: 23-я мотострелковая бригада из Самары перебирается на новую базу в Валуйки, что в Белгородской области, вдоль северной украинской границы. 

В Ростовской области, которая и так нашпигована военными базами, разместилась контрактная 33-я мотострелковая бригада с Кавказа. Россия ускоряет строительство модулей для размещения третьей дивизии на юго-восточной границе Украины, которая, вероятно, будет включать в себя и 33-ю бригаду. Подразделение появится в конце 2017 года и станет наследием 150-й Идрицко-Берлинской дивизии времен Второй Мировой. Это историческая параллель существенна, потому что именно бойцы этой дивизии подняли флаг СССР над Рейхстагом в 1945 году. Символизм в создании такого подразделения с наследием победы над нацизмом на украинском фланге вряд ли является совпадением. 

Однако силы вторжения не строят базы с футбольными полями и жильем для постоянного размещения. Они собираются и вторгаются. Так что же происходит, если Россия не собирается начинать полномасштабное вторжение? Россия восстанавливает свое военное присутствие на западных границах таким, каким оно было до 2009 года. В ходе реформ 2008-2012 годов военные единицы на европейском направлении были либо объединены, либо распущены; часть передислоцирована на Кавказ и в центральную Россию. 

Реформы были нацелены на возрождения армии, которая может быть использована в качестве полезного инструмента для властей. Мобильная и хорошо укомплектованная российская армия рассчитана на эффективное решение непредвиденных проблем на южной периферии страны, но никак ни на войну в Украине или Европе. Отказавшись от старой советской системы мобилизации массовой армии, ВС России все еще находятся в переходном периоде, экспериментируя и делая выводы из своего опыта в Украине и Сирии.

Когда Россия разместила 40 000 солдат на границе с Украиной с февраля по апрель 2014 года, она сделала это в импровизированной манере, создав ударные группы из разных подразделений и соединив руководство двух армий, чтобы организовать операцию. Это могло сработать в апреле 2014 года, но это не особо эффективный способ ведения войны, особенно если говорить о масштабном конфликте. Если украинская армия вдруг станет мощной наземной силой – страна может добиться этого за 5-10 лет, то понадобится внушительное военное присутствие России на границах Украины для обеспечения безопасности сепаратистских республик. Москве нужны целые дивизии, чтобы дать понять будущему украинскому руководству, которое будет, вероятно, пользоваться поддержкой США, что военного решения не существует. 

Российский Генштаб не только восстанавливает ситуацию состоянием на 2009 год, но и создает целую боевую группу в Крыму, хотя она, по всей видимости, в большей степени имеет оборонительные функции. Новые военные базы смогут долгие годы выполнять функцию сдерживания или же, наоборот, подстрекания. Это также обеспечивает виденье России конца конфликта на Донбассе: в будущем, когда Минские соглашения будут имплементированы (гипотетически), российские войска смогут покинуть анклавы. Если же сделка провалится, то российские войска окружат Украину вдоль ее северной границы вплоть до края юго-восточной (не включая Крым) и будут готовы дать ответ на любое действие украинских войск на всех направлениях. 

Что это значит для Запада? Россия будет доминировать над Украиной в ближайшем будущем, а в конце 2017 года российские войска будут размещены таким образом, чтобы эффективно провести вторжение или, по крайней мере, пригрозить вторжением, для смены режима в Киеве. Российские войска будут в намного более выгодном положении, чем в 2014 году. Это означает, что даже в случае эффективной реформы армии в Украине, в Киеве должны действовать осторожно. США должны думать и планировать в контексте средне- и долгосрочной перспективы – что, по общему признанию, не наш конек. Если этот конфликт не разрешить до того момента, когда обе стороны почувствуют себя готовыми к более масштабным действиям, мы увидим жестокую войну, по сравнению с которой сегодняшние перестрелки покажутся «цветочками». Кроме способствования установлению режима прекращения огня сейчас, Запад должен думать о том, как может выглядеть реванш через несколько лет.    

Не позволяйте советскому вооружению на киевском параде в честь Дня независимости одурачить вас. Преимущество в силе не будет на стороне Украины еще многие годы. Российские шаги, кроме сегодняшних учений и маневров, также будут усложнять понимание намерений Москвы. Западные лидеры должны следить за развитием ситуации внимательно, чтобы потом их не шокировал факт, что огромная российская армия размещена вдоль украинской границы. Когда все постоянные силы займут свои места в 2018 году, время и расстояние, которое потребуется для перехода от проверки боеготовности до развертывания сил, будет настолько малым, что никто и глазом не моргнет, как русские пересекут границу. 

Фото: interpolit.ru