Шарий.net

The Guardian: Восточная Украина – на линии фронта позабытой европейской войны (перевод)

75A

Перевод статьи, опубликованной на сайте издания The Guardian 28 августа.

Вооруженный конфликт длится уже два года — каждый день приносит новые жертвы. Многие опасаются нового наступления со стороны пророссийских повстанцев.

С крыши девятиэтажного дома в Авдеевке Сергей Веремеенко со своими людьми наблюдает за столицей сепаратистов – городом Донецк, расположенным в нескольких милях от этого места. Линия фронта проходит через Авдеевку уже на протяжении двух лет; совсем недавно бои между пророссийскими и украинскими силами ужесточились в «промышленной зоне» на окраинах городка. 

Два года спустя, война на востоке Украины уже не в заголовках на первой полосе, но до сих пор ежедневно приносит новые жертвы. Ситуация здесь очень напряженная, таковой она не была с момента окончания полномасштабных боевых действий в феврале 2015 года. Россия заявляет, что раскрыла «террористический заговор» в Крыму, а учитывая жесткую риторику Владимира Путина, многие в Киеве и на Западе опасаются неизбежности нового наступления при поддержке России. 

Авдеевка одной из первых столкнется с этим наступлением. Карабкаясь на крышу по лестнице, Веремеенко отмечает, что до ближайшей позиции сепаратистов чуть больше километра. На расстоянии нескольких километров в другом направлении находятся башни-близнецы Донецкого аэропорта, который был захвачен силами сепаратистов в прошлом январе после кровавых боев, длившихся несколько месяцев. 

Сразу после захвата аэропорта и других территорий при поддержке контингента регулярных российских войск, чье участие и присутствие на востоке Украины отрицают в Москве, были подписаны Минские соглашения. С того времени полномасштабные военные действия прекратились, но мелкие стычки продолжают происходить практически каждый день. Август стал самым сложным месяцем за долгое время. 

Невооруженная миссия ОБСЕ регистрирует сотни выстрелов ежедневно. Это не полномасштабная война, но это не сильно похоже и на перемирие. 

Веремеенко сказал, что ежедневно один или двое украинских бойцов в районе Авдеевки либо погибают, либо получают ранения. Сепаратисты также сообщают о частых потерях со своей стороны. В четверг, когда Guardian посетила блочный дом, в котором базируется группа Веремеенко, здание сотрясло от того, что, по словам украинских бойцов, было залпом из миномета. Они утверждают, что им дан строгий приказ не открывать огонь, а только отвечать на атаки. Сепаратисты утверждают то же самое. 

«Мы отмечаем интенсификацию активности в последние несколько дней; они даже подвели свои танки к передовой так, что мы можем их видеть», — сказал Виктор Шотропа, руководящий группой Веремеенко. Группа последнего, в свою очередь, является частью полка «Киев», изначально основанного как добровольческий батальон, а затем ставшего частью сил МВД Украины. 

«Я считаю, что они стреляют в основном из-за скуки. Чтобы захватить больше территорий, им нужно начать полномасштабное наступление при поддержке российской армии», — уверен он. 

События последних двух недель заставили всех изрядно понервничать. Россия заявила, что солдат и сотрудник ФСБ погибли при задержании членов украинской террористической ячейки на территории Крыма, аннексированного РФ в феврале 2014 года. 

Чуть позже российское телевидение показало избитого украинца, который, по заявлениям российской стороны, являлся сотрудником разведки Минобороны Украины. «Мы не будем закрывать глаза на такие вещи», — заявил Владимир Путин. 

Российский президент обвинил киевские власти в использовании «тактики террора» и заявил, что не видит смысла в переговорах в нормандском формате (Россия, Украина, Германия и Франция), которые должны были состояться в кулуарах встречи G20 в Китае. Именно эти слова Путина заставили всех опасаться нового наступления, целью которого мог бы быть захват сухопутной границы с аннексированным полуостровом. 

Власти Украины обвинили россиян в инсценировке заговора, и президент Петр Порошенко привел армию в состояние полной боевой готовности. Украина не застрахована от милитаристской риторики: 25-летнюю годовщину независимости страны отметили помпезным военным парадом в центре Киева. Многие критики считают, что этот парад не сильно отличается от тех, что проходили в советское время, хотя Украина пытается дистанцироваться от советского прошлого. 

После первоначальной паники в связи с инцидентом в Крыму ситуация затихла. «Люди было обеспокоены на протяжении нескольких дней, но потом все поняли, что это не было началом чего-то большего», — объяснил один из украинских чиновников. 

Время для российского наступления кажется неудачным: европейское единство по поводу антироссийских санкций пошатнулось, а новое наступление лишь спровоцирует гнев западных стран. 

До сих пор Россия отправляла на восток Украины лишь добровольцев, военных советников, и периодически вводила регулярные войска в ключевые моменты, хоть и отрицает это. Но с укреплением украинской армии попытка захвата новых территорий потребует открытого российского вторжения, что вконец испортит отношения с Западом. 

Однако укрепление украинской армии имеет однонаправленную природу. Веремеенко сказал, что официально не служит в армии и зарегистрирован как механик, хоть и воюет на передовой. 

Группа работает в блочном доме, который до войны населяли гражданские лица. Несмотря на оружие и другие атрибуты войны, кухонная плитка с изображениями киви и арбуза напоминает, что когда-то это был чей-то дом. Строительство девятиэтажного дома закончилось в начале 2014 года, но жители всех этажей, кроме одного, бежали, ведь все квартиры были в какой-то степени повреждены. Во дворе пожилая женщина умоляет солдат принести ей немного картошки. 

ОБСЕ обвиняет обе стороны в нарушении перемирия. На брифинге в начале месяца Александр Хуг, заместитель главы мониторинговой миссии, заявил, что отсутствие доверия препятствует любому прочному миру, т. к. «без доверия каждая сторона опасается, что вакуум заполнит другая сторона». 

Он раскритиковал обе стороны за запреты для мониторинговой миссии. «Нам нужен доступ и, честно говоря, никто его нам не дает. Обе стороны не допускают нас в определенные районы. Стороны устанавливают мины и препятствия. Стороны запугивают и угрожают нашим сотрудникам». 

Потенциал для возобновления полномасштабных боевых действий остается, и больше всех страдает население восточной Украины. В нескольких точках в Марьинке, где люди могут пересекать самодельную границу, выстроились очереди из пожилых людей и детей. В четверг утром на украинской стороне были слышны выстрелы легкой артиллерии и пулеметные очереди. 

Уставшие украинские солдаты и окруженные со всех сторон местные не обращали на это никакого внимания; здесь война стала новым образом жизни, поэтому люди больше беспокоились, пересекут они границу или нет. Пожилая женщина расплакалась, когда ее пропуск не был найден в системе и ее заставили развернуться после нескольких часов ожидания. 

КПП в Марьинке очень похож на реальную границу – здесь есть и проверка паспортов, и таможенный контроль. Все это свидетельствует о том, что политическое решение конфликта вряд ли возможно на данном его этапе. 

Москва стремится к урегулированию, в результате которого большая часть сепаратисткой инфраструктуры будет легализована, а сепаратисты установят контроль над частью Украины, но не будут финансировать ее. В Киеве большинство выступает против любого компромисса с «террористами». На фоне этого тупика многие в Киеве опасаются, что Россия выберет полномасштабное вторжение. «Это не кажется логичным, но то, что они делают, очень часто таковым и не является», — считает один из украинских чиновников. 

Фото: dialog.ua