28.31
33.16
Спецтемы

Observer: Какие последствия будет иметь Brexit в сфере безопасности? (перевод)

Observer: Какие последствия будет иметь Brexit в сфере безопасности? (перевод)-0

Перевод статьи бывшего аналитика Агентства национальной безопасности США Джона Шиндлера, опубликованной на сайте издания Observer 27 июня. 

Для ЕС выход Великобритании — серьезный вопрос, но для британской или американской безопасности — нет

23 июня британские избиратели приняли решение покинуть Европейский Союз. Brexit шокировал Европу и весь мир. Победа противников европейского блока с перевесом в 4% — это редкое историческое поворотное событие, которое осознается сразу после того, как оно случилось. Ни ЕС, ни Соединенное Королевство больше не будут прежними.

Почему результаты референдума оказались именно такими, хотя социальные опросы показывали перевес сторонников ЕС, будет обсуждаться на протяжении десятилетий. Но падение нынешнего политического класса уже очевидно для граждан страны. Дэвид Кэмерон и лидер Лейбористской партии в один голос твердили, что Великобритания должна остаться в составе ЕС. В этом уверяло и большинство политологов. Это не помогло.

Кэмерон оказался неэффективным приспособленцем, которым, по факту, он был всегда. Его заявление о предстоящей отставке было неизбежно, учитывая его фиаско. Он глупо сделал референдум о выходе из состава ЕС своим козырем во время кампании по переизбранию в 2015 году. Выборы он выиграл и попробовал попытать удачу с Brexit.

И хотя британский политический класс ответственен за эту катастрофу, максимальную вину стоит возложить на Германию, которая де факто установила контроль над Европейским Союзом, что вызывает недовольство остальных членов блока. Одностороннее решение канцлера Ангелы Меркель об открытии ворот Германии и всего ЕС  для сотен тысяч беженцев прошлым летом навсегда изменило Европу, запустило процесс тяжелых социальных, политических и экономических изменений на десятилетия вперед. 

То, что большинство прибывающих беженцев – мусульмане, – это угроза для всего европейского блока, особенно учитывая тот факт, что у ЕС уже имеются серьезные проблемы с мусульманами, которые давно проживают на территории Европы. Проблемой также является тот факт, что многие иммигранты не имеют профессии и образования даже в плане знания своего родного языка. Никто не знает, где они смогут устроиться в высокотехнологичной и постиндустриальной Европе. 

Поэтому ничего удивительного, что многие страны-члены ЕС протестовали против глупого решения Ангелы Меркель. Brexit стоит рассматривать в качестве такого протеста. В прошлом веке Европа страдала от высокомерных немецких правителей, которые в одностороннем порядке пытались осуществить свои маниакальные планы по отношению к континенту. Решение Ангелы Меркель очень похоже на часть этой удручающей Тевтонской модели поведения. 

Ее решение открыть границы Европы очень похоже на решение Адольфа Гитлера вторгнуться в Советский Союз в 1941 году. Операция Барбаросса, чей 75-й юбилей был совсем недавно, была запущена Берлином из идеологических соображений, без четкого планирования, без учета основных политико-экономических реалий, без учета того, что что-нибудь может пойти не так. И оно пошло. 

Меркель сделала то же самое прошлым летом в порыве радостной политической истерии, выдав желаемое за действительное, вместо того, чтобы подумать о последствиях. Она завещала Европейскому Союзу длинный политический кризис, у которого нет очевидных решений. Все больше европейцев отказываются платить свои счета из-за немецкой мании управлять, и среди них много британцев. 

Месяцы потребуются на то, чтобы Brexit таки состоялся, а для осознания экономических, политических и социальных последствий потребуются десятилетия. Но есть вещи, которые прояснятся намного раньше: к примеру, вопрос безопасности. Так как Великобритания является членом НАТО и пока что ЕС, то учитывая ее хваленые Особые отношения с США, стоит понять, что нас ждет впереди. И не в последнюю очередь из-за того, что президент Барак Обама решил вмешаться в процесс агитации до референдума, пытаясь убедить британцев остаться в ЕС.

Как Brexit повлияет на сферу безопасности, обсуждали еще за несколько месяцев до референдума, но тогда никто не понимал, что все это значит. Некоторые бывшие главы британской разведки заявляли, что выход из ЕС может навредить британской безопасности; этот аргумент активно эксплуатировался сторонниками ЕС. 

Но не очень впечатляющая деятельность Великобритании в сфере борьбы с терроризмом не стала аргументом сторонников ЕС, потому что в Брюсселе недавно заговорили о создании Европейской армии, что очень насторожило Британию. Ведь любой солдат Европейской Армии будет обеспечиваться Североатлантическим альянсом. Ввиду того, что большинство членов ЕС (за исключением Британии) не тратят баснословные суммы на оборону, остается лишь догадываться, кто предоставил бы дополнительное финансирование для Европейской армии.

Именно этими соображениями руководствовался фельдмаршал лорд Гатри, когда  поддержал выход из ЕС. Изначально он поддерживал сторонников европейского блока, но затем назвал Европейскую армию «дорогим развлечением», и добавил, что «большинство европейцев – кроме французов, безнадежны, и низкие стандарты будут откликаться большими требованиями к нам». 

Сторонники европейского единства все еще скрипят зубами из-за своего поражения и настаивают, что выход будет иметь серьезные последствия для безопасности страны. Аналитики по обе стороны Атлантики присоединились к этому хору. Однако очень сложно аргументировать эту точку зрения. Бывший глава британской внешней разведки заявил: «Правда такова, что Британия почти ничего не потеряет в плане национальной безопасности». 

Реальность такова, что Brexit не повлияет на отношения между британской разведкой и разведками других стран никаким образом. Сам по себе ЕС вообще мало что значит в плане разведывательной деятельности. В ЕС множество коммуникационных должностей, бесчисленное количество совещаний по обмену разведданными, но тяжелая ежедневная работа над сотрудничеством – это двухсторонняя заслуга. Несмотря на Brexit, Лондон сохранит связи с ключевыми разведками в Париже, Берлине и так далее, и не имеет никакого значения, что говорят аналитики и политологи. 

Особые отношения с США и странами англоязычного мира будут развиваться дальше, этим отношениям уже больше 75 лет. Они появились мрачным летом 1940 года, когда Франция капитулировала перед нацистами и Лондон остался один на один с Берлином. Американская разведка предложила Британии свои наработки по взлому шифров, и вскоре зародился тесный процесс обмена информацией. К нему присоединились Новая Зеландия, Австралия и Канада; и вместе англоязычные страны наладили кооперацию для победы над Германией и Японией.

Особые отношения остались и после войны, когда они были оформлены в серии договоров между разведками под названием «Пять глаз». Разведки сотрудничали в сфере военной связи, но потом и в других отраслях разведки. Они вместе выиграли Холодную войну, а их работа по предотвращению терроризма, по контролю над ядерным оружием и региональными агрессиями надежнее всего, что когда-либо было. 

Шпионы любят шутить, что есть дружественные страны, но нет дружественных разведывательных управлений. «Пять глаз» доказывает, что шутка больше не актуальна.  И незаменимое место Великобритании в этом сотрудничестве никоим образом не подвергнется угрозе из-за Brexit. Более того, покинув ЕС, Лондон может наладить еще более тесные связи с США и традиционными партнерами.

Британские спецслужбы – МИ5, МИ6 и GCHQ, — высококлассные организации мирового уровня и имеют больше влияния, чем может показаться. Они сохранят связи с разведками других стран, на это не повлияет Brexit.

Единственным камнем преткновения в наших Особых отношениях с Великобританией стало сокращение ее военной мощи на протяжении последнего десятилетия. В результате участия в наших проигрышных войнах в Ираке и Афганистане британские вооруженные силы были сокращены, что не позволяет Лондону использовать силу в полной мере. Королевский флот состоит всего из 19 надводных кораблей, а армия из четырех бригад быстрого развертывания. Британская армия приняла полномасштабное участие в обоих наших вмешательствах в Ираке (1991 и 2003), но сейчас она на такое неспособна. 

Если Brexit заставит Лондон переоценить свои потребности в сфере безопасности и увеличить финансирование оборонной сферы – это будет приветствоваться. Правление Дэвида Кэмерона нанесло урон Министерству обороны. Мы надеемся, что его преемник изменит ситуацию.

Но стоит еще раз отметить, Brexit никоим образом не отразится на сотрудничестве между разведками стран Англосферы. Особые отношения существовали задолго до того, как появился ЕС, и будут существовать еще долго, после того, как все о нем забудут.

Фото: tourprom.ru

Метки: