28.21
33.12
Спецтемы

Bloomberg: Что дальше? Brexit подготовил почву для двухлетних ожесточенных переговоров (перевод)

Перевод статьи, размещенной 24 июня на сайте Bloomberg. 

Британские избиратели решили покинуть Европейский Союз; впереди, по крайней мере, два года тяжелейших переговоров. Вот, что будет дальше.

Bloomberg: Что дальше? Brexit подготовил почву для двухлетних ожесточенных переговоров (перевод) - 1 - изображение

Сколько осталось Дэвиду Кэмерону?

В пятницу утром премьер-министр заявил, что сохранит за собой пост в течение следующих трех месяцев, чтобы «стабилизировать корабль». Также Кэмерон уверен, что Великобритания должна получить нового лидера к тому времени, как Консервативная партия соберется на ежегодный съезд в октябре. И только следующий премьер-министр должен начать переговоры с ЕС.

Что потом?

На следующей неделе Кэмерон посетит Брюссель, чтобы проинформировать других лидеров европейских государств о ситуации в Соединенном  Королевстве. Главы других государств захотят понять, к каким же отношениям с ЕС стремится Великобритания. Перед этим событием, лидеры шести стран-основательниц Европейского Союза встретятся в Берлине в субботу. Также, вполне вероятно, на этих выходных могут встретиться и министры финансов стран европейского блока. Кэмерон также подчеркнул, что не даст старт процессу отделения в соответствии со статьей 50 Соглашения о ЕС.  Это – миссия следующего премьер-министра.

Как только механизм, прописанный в статье 50 Соглашения о ЕС, придет в действие, у Великобритании будет два года на то, чтобы обсудить процесс выхода из европейского блока. Аналитики считают, что этого времени не хватит на то, чтобы принять все необходимые меры, поэтому переговоры касательно торговых отношений будут продолжаться и после того, как Лондон официально покинет ЕС.

Кто же будет вести переговоры?

Преемником Дэвида Кэмерона скорее всего станет один из лидеров кампании Brexit – бывший мэр Лондона Борис Джонсон или же министр юстиции Майкл Гоув. Их присутствие может укрепить положение правительств других стран ЕС. Brexit также может привести к внеочередным выборам, целью которых будет формирование нового правительства, задачей которого будут переговоры с остальной Европой.

К какой сделке стремится Великобритания?

Этот вопрос предстоит решить в будущем: те, кто агитировал за Brexit, не могут пока дать четкого ответа. Но инвесторов и гендиректоров будут волновать три главных проблемы. Каким образом новое соглашение будет регулировать торговые отношения Королевства и остальной Европы, оборот которых раньше составлял $575 млрд.? На каких условиях британские компании получат доступ к единому европейскому рынку ($13,5 трлн.)? И будут ли банки Соединенного Королевства иметь возможность делать бизнес в Европе.

Перед вами три основных варианта:

Норвежская модель

Оставаясь в Европейском Экономическом пространстве, Великобритания сохранит доступ к единому европейскому рынку и будет участвовать в свободном передвижении рабочей силы, и по-прежнему делать взносы в бюджет Европейского Союза. Эту модель предпочитают банки, ведь они сохранят доступ к своим клиентам из ЕС.

Новая сделка

Новое соглашение о свободной торговле ограничит тарифы между Великобританией и ЕС, но пройдут годы, прежде чем будет утвержден уровень доступа Соединенного Королевства к единому рынку. Торговая сделка Европейского Союза с Канадой заключалась на протяжении семи лет, и до сих пор не ратифицирована.

Правила ВТО

Торговля с ЕС в соответствии с правилами ВТО позволит избежать хлопот, которые предполагают заключение сложнейшей новой сделки для Великобритании, и позволяют установить свои собственные тарифы по примеру России и Бразилии. Но это не предусматривает никаких особых отношений с ЕС или другими странами.

Что предложит ЕС?

Внутренняя политика сыграет свою роль, и европейские лидеры от Хельсинки до Афин могут отказать Великобритании в расширенном доступе к единому европейскому рынку, ведь это может усилить антиевропейские настроения в их собственных странах.

Скорее всего, ЕС разделится на два основных лагеря. Первый возглавит Германия, чей прагматичный подход будет заключаться в признании Соединенного Королевства в качестве одного из важнейших торговых партнеров. Второй же возглавит Франция, где считают, что выход из ЕС не должен быть легким, и что страны за пределами европейского блока не должны получать такие же условия, как и члены этого блока.

Добавьте к этому укрепление антиевропейских позиций Восточной Европы, стремление к более глубокой интеграции в еврозоне и симпатия к решению Великобритании среди скандинавских правительств, и поймете, что следующие несколько лет будут очень тяжелыми.

Чего хотят банки?

Финансовые институции столкнутся с рядом проблем, но главная из них – «паспортизация». Это правовая база, которая позволяет банку из любой страны ЕС вести бизнес в любой другой стране блока. Если этой базы больше не будет, международные кредиторы буду вынуждены вывести свои капиталы в пользу Франкфурта, Дублина или Парижа, к примеру.

Другой проблемой является перспектива потери права на евротрейдинг: в ЕС опасаются оставлять за Великобританией право на такие транзакции, ведь это будет за пределами досягаемости европейских регуляторов. Управляющие активами могут потерять возможность торговать совместными капиталами на континенте. Эти вопросы будут в фокусе Соединенного Королевства, ведь финансовая сфера очень важна для экономики страны.

Чего хотят работодатели?

Такие сетевые компании, как Whitbread Plc, группы, как InterContinental Hotels Group Plc, торговые гиганты, как J Sainsbury Plc очень зависимы от европейской рабочей силы. Более ¾ работников гостиничного бизнеса в Лондоне – иностранцы.

Лидеры кампании Brexit заявляли, что стремятся положить конец свободному передвижению граждан ЕС к «следующим выборам», поэтому игроки в гостиничной сфере должны будут найти способ привлечь британцев на работу, вероятно, более высокими зарплатами. Как быстро это случится, зависит от того, что будет с жителями ЕС, проживающими сейчас в Соединенном Королевстве.

И пока лидер партии UKIP говорит, что те, кто находятся в Великобритании, имеют право остаться, никто не знает, какие критерии попадут в новое законодательство.

Чего хотят производители?

Вопрос о доступе к единому европейскому рынку, как дамоклов меч навис над британскими производителями. Перед референдумом компании Diageo Plc и Rolls-Royce Plc предупреждали о последствиях потери свободного доступа к рынку, который потребляет 44% (223 млрд. фунтов) британского экспорта. В Китай поставляется экспортных товаров всего лишь на 16 млрд. фунтов.

Достижение договора о свободной торговле, который поддержит двухсторонний товарный поток, будет главной целью британских производителей. Это особенно верно для таких компаний, как GKN Plc, чьи ресурсы находятся в Испании и Италии, производства в Великобритании, а рынок сбыта – европейские машиностроители.

Чего хотят фермеры?

У фермеров было больше всего выгод, когда Великобритания была в ЕС. Почти 40% бюджета ЕС уходит на субсидирование общей аграрной политики. Британские фермеры получили 3,5 млрд. долларов в прошлом году. Еще 5,2 млрд. евро получило Соединенное Королевство на развитие сельских районов  до 2020 года.

Защитники Brexit говорят, что субсидирование продолжится за счет перенаправления денег, идущих в бюджет ЕС сейчас. Но, опять-таки, это вопрос будущего законодательства и Соединенное Королевство столкнется с множеством требований к распределению своего бюджета.

Фото: из открытых источников

 

Метки: