28.44
33.85
Спецтемы

Forbes: Растущие политические риски угрожают проекту нового российского газопровода (перевод)

Forbes: Растущие политические риски угрожают проекту нового российского газопровода (перевод)-0

Перевод статьи, опубликованной 27 марта на сайте издания Forbes.

На прошлой неделе стало известно, что лидеры восьми европейских государств (Польша, Литва, Латвия, Эстония, Словакия, Чехия, Венгрия и Румыния) направили президенту Еврокомиссии Жан-Клоду Юнкеру письмо, в котором выразили протест против российского проекта Nord Stream-2 . В письме (от 7 марта) утверждается, что новый газопровод может иметь «потенциально дестабилизирующие геополитические последствия», которые угрожают энергетической безопасности стран Центральной и Восточной Европы. Также в обращении отмечено, что проект пагубно повлияет на Украину. 

21 марта 2016 года будущие акционеры консорциума Nord Stream-2 (Газпром – 50%; E.ON – 10%; BASF/Wintershall – 10%; Royal Dutch Shell 10%; OMV – 10%; Engie – 10%) опубликовали опровержение. В ответе, с которым можно ознакомиться на сайте консорциума, утверждается, что Nord Stream-2 согласуется с климатическими целями ЕС и будет лишь укреплять долгосрочную энергетическую безопасность Европы путем предоставления альтернативного маршрута поставок в обход ненадежного транзитного государства Украина. Также отмечается, что проект оживит конкуренцию на внутреннем рынке, увеличив ликвидность газовой сферы в северо-западной Европе за счет предоставления дополнительных поставок, в то время как добыча в Северном море сокращается, а европейский спрос восстанавливается. 

Существенным обстоятельством, придающим акционерам консорциума еще большей уверенности, является наличие четкого прецедента, отвечающего законодательству ЕС. В соответствии с этим прецедентом можно утверждать, что Nord Stream-2 не подпадает под действие Третьего Энергетического Пакета (TEP), так как это импортный трубопровод из страны, которая не является членом ЕС, а в отношении проекта занимает позицию третей стороны. В данный момент ЕС оценивает применимость TEP к морскому участку Nord Stream-2. TEP предполагает разукрупнение права собственности и контроля над транспортировкой и дистрибуцией природного газа, а также мандат на недискриминационный доступ третьих сторон к новым возможностям, связанным с трубопроводом (ограничивая правоспособность Газпрома на 50%). 

Под аргументами акционеров подразумевается, что любые политические или регуляторные препятствия проекту, вероятно, будут решены в пользу Nord Stream-2, как это было с Nord Stream-1. Складывается впечатление, что эта уверенность основана на некорректном предположении, что проект пользуется полной поддержкой немецкого правительства и крупных европейских энергетических компаний, а ЕС переживает период политического раскола, что помешает заблокировать проект.

Новый трубопровод, с двумя ветками общей пропускной способностью в 55 млрд. кубометров в год будет проходить через Балтийское море параллельно Nord Stream-1 (также 55 млрд. кубометров/год) и выходить на сушу возле Грайфсвальда в Германии (Лубминер Хайде). Nord Stream-1 был введен в эксплуатацию в 2011 году и с того времени используется лишь на 50%. Оценочная стоимость проекта составляет €9,9 млрд. ($11 млрд.); он должен быть завершен до 2020 года. Трубопровод перенаправит существующие российские поставки в обход Украины и других стран Центральной и Восточной Европы, сконцентрировав объём вплоть до 110 млрд. кубометров/год на северо-западном европейском газовом рынке. 

Немецкая геоэкономика против польской геополитики 

Министр иностранных дел ФРГ Франк-Вальтер Штайнмайер недавно заявил, что Еврокомиссии и акционерам Nord Stream-2 «нужно разрешить много сложных правовых и политических вопросов». 

Аргументы, предоставленные акционерами проекта и его оппонентами, отражают существующие настроения в дебатах по поводу трубопровода. Первый лагерь преподносит Nord Stream-2, в первую очередь, в качестве «коммерческого проекта», который укрепит энергетическую безопасность Европы; второй же трактует его как «геополитический проект», целью которого является нанести вред энергетической безопасности Европы. Этот контраст хорошо заметен в конфликте немецких геоэкономических интересов и польских геополитических опасений, касающихся нового трубопровода. 

Немецкие компании (акционеры консорциума Wintershall и E.ON), которые будут прямыми или непрямыми бенефициарами проекта, являются влиятельными лоббистами и в Брюсселе, и в Берлине. Nord Stream-2 также пользуется внушительной политической поддержкой Социал-демократической партии (SPD), традиционно выступающей за более тесные коммерческие отношения с Россией. Бывший федеральный канцлер Герхард Шредер подписал сделку по Nord Stream-1 в 2005 году, всего за несколько недель до своего поражения на выборах в пользу Ангелы Меркель и за годы до имплементации Третьего Энергетического Пакета. В данный момент Шредер является председателем Комитета акционеров Nord Stream AG.

Канцлер Ангела Меркель, исходя из внутриполитических соображений, была очень осторожна с новым проектом в политическом плане, но охарактеризовала его как «коммерческий». Эта сговорчивость контрастирует со сдвигом политики Меркель в отношении России с традиционной Ostpolitik к более жесткой линии в связи с украинским кризисом и аннексией Крыма. 

Зигмар Габриэль, вице-канцлер и министр экономики и энергетики, председатель SPD, принимал активное участие в продвижении проекта. В ходе своего визита в Москву (28 октября 2015 года) он заверил российского президента Владимира Путина, что сделает все возможное, чтобы проект «оставался в компетенции немецких властей», ограничив «возможности для вмешательства извне» и «политические препятствия». 

Ссылаясь на внешнее и политическое вмешательство, Габриэль имел в виду не только ЕС, но и США, которые рассматривают трубопровод в качестве «геополитического проекта». В феврале Амос Хохштейн, уполномоченный Госдепартамента США по вопросам международной энергетики, заявил, что реализация проекта равносильно тому же, что вдавить «экономический ботинок» в горло странам Восточной Европы и Балкан. 

Варшава агрессивно настраивает Брюссель против проекта, утверждая, что он политически мотивирован и лишь усилит геополитические рычаги Москвы, подорвав энергетическую безопасность Европы. Министр энергетики Польши Кшиштоф Тхужевски четко определил позицию Варшавы по этому вопросу на встрече с Комиссаром ЕС по климатическим вопросам (15 января 2016 года). Через три дня и польский президент подтвердил непримиримую оппозицию на встрече с главой Европейского Совета Дональдом Туском в Брюсселе. Туск тоже выступает против трубопровода и настаивает на том, что проект не соответствует нормам ЕС в области энергетики, «не поспособствует диверсификации и не снизит нашу энергетическую зависимость». 

В ответ на действия Польши Габриэль посетил Варшаву 29 января 2016 года, дабы смягчить геополитическую обеспокоенность. Немецкий министр заверил Варшаву, что он лично проинформировал президента Владимира Путина, что Nord Stream-2 будет политически приемлемым только в том случае, если Россия продолжит использовать Украину в качестве транзитного государства и после постройки нового трубопровода. В Газпроме же заявили, что планируют прекратить транзит газа через территорию Украины с 2019 года. Польша также является транзитным государством для российского газа по трубопроводу Ямал-Европа (33 млрд. кубометров/год). 

Снижение геополитических рисков

Согласно графику проекта, с которым можно ознакомиться на веб-сайте консорциума, геодезические работы и инженерное проектирование должны быть завершены до середины 2017 года, включая оценку влияния на окружающую среду. Все разрешения планируется получить до конца 2017 года. План консорциума предполагает, что обе ветки будут построены в 2018 и 2019 годах соответственно, а в эксплуатацию их введут уже до конца 2019 года. Это оставляет Брюсселю достаточно времени, чтобы изучить проект, взвесить политические и правовые вопросы и разработать комплексную стратегию для решения континентального раскола вокруг Nord Stream-2.

Вице-президент Европейской Комиссии Марош Шефчович, который также ответственен за Энергетический Союз, неоднократно заявлял, что Nord Stream-2 не отвечает требованиям энергетической политики ЕС и призывал к проведению детального рассмотрения. Шефчович подчеркнул, что концентрация 80% российского газа на одном маршруте (исходя из предположения, что транзит через Украину будет приостановлен) явно нарушает требования законодательства ЕС к безопасности поставок. Вице-президент определил важнейшую проблему для ЕС – остановит Газпром транзит газа через Украину после постройки Nord Stream-2 или нет? 

«Трубопроводная» дипломатия вице-канцлера ФРГ Зигмара Габриэля в Москве и Варшаве говорит о том, что транзитная сделка для Украины возможна. Трехстороннее соглашение ЕС-Украина-Россия, гарантирующее дальнейший транзит газа через Украину после 2019 года, смягчит наиболее острые геополитические последствия реализации проекта. Также совершенно неочевидно, сможет ли Газпром полностью отказаться от украинского транзита до 2020 года, что делает подобную сделку более достижимой. 

Рассматривая вопрос о Nord Stream-2, стоит не упускать из виду антимонопольное расследование Еврокомиссии в связи с деятельностью Газпрома в восьми государствах Центральной и Восточной Европы (Болгария, Чехия, Эстония, Венгрия, Латвия, Литва, Польша и Словакия). Урегулирование антимонопольного дела также повлияет на смягчение возможных политических и правовых рисков, вселив Брюсселю уверенность в том, что Газпром готов соблюдать нормы ЕС в области энергетики в рамках внутреннего рынка Евросоюза. 

Снижение геополитических рисков может посодействовать достижению политического компромисса, который позволит проекту развиваться на коммерческой основе. Это приведет к смещению фокуса в дебатах с возможных геополитических рисков на соответствие трубопровода Третьему Энергетическому Пакету и другим правовым нормам ЕС. Проект останется предметом рассмотрения для Европейской Комиссии, как и любой важный межправительственный договор (IGA) или коммерческие контракты, как указано в Пакете [по] Энергетической Безопасности (Energy Security Package), опубликованном в феврале 2016 года. 

Основной проблемой остается способность и ЕС, и России рассматривать проект трубопровода и украинский кризис по отдельности. Ключевой вехой является решение, которое ЕС примет в июле – облегчит или расширит экономические санкции против России. Евросоюз привязал снятие санкций к выполнению Россией Минских соглашений (Минск-2). Прорыв в мирном процессе может заложить основу для сохранения украинского транзитного коридора и создать политическое пространство для всех заинтересованных в Nord Stream-2 сторон. 

Фото: politolog.net

Метки: