28.05
34.01
Спецтемы

The Guardian: Враждебность России. Частично – вина Запада (перевод)

The Guardian: Враждебность России. Частично – вина Запада (перевод)-0

Перевод статьи, опубликованной на сайте The Guardian 9 марта. 

Бывший министр обороны США Уильям Перри считает, что неуважение, проявленное к России по окончанию Холодной войны, когда США относились к Москве, как к «третьему сорту», сыграло большую роль в сегодняшней ситуации

Нынешний уровень враждебности в отношениях между Россией и США частично является результатом пренебрежительного отношения Вашингтона к интересам российской безопасности в период, наступивший по окончанию Холодной войны. Такое мнение высказал бывший министр обороны США.

Уильям Перри, занимавший эту должность с 1994 по 1997 год в администрации Клинтона, подчеркивает, что действия Владимира Путина в Украине, Сирии и в других местах за последние пять лет являются основополагающими факторами, формирующими ухудшающиеся отношения Востока и Запада.

Также Перри добавил, что во время его пребывания на посту министра, сотрудничество между американскими и российскими военными резко улучшилось (сразу после падения Советского Союза), и что эти достижения были разбазарены больше за счет действий США, нежели России.

«За последние несколько дней вину за ситуацию можно возлагать на Путина. Но что касается более раннего периода, я считаю, что на США лежит большая часть вины», – сказал Перри в интервью Guardian. 

«Первым шагом к неправильному курсу стало расширение НАТО. В результате этого некоторые восточноевропейские государства, в частности и те, что граничат с Россией, стали частью альянса. В то время мы сотрудничали с Россией, и они начали свыкаться с мыслью, что НАТО может быть другом, а не врагом. Но они чувствовали себя очень неуютно, зная, что граничат с альянсом, и обратились к нам с требованием прекратить расширение», – добавил Перри.

В своих мемуарах Перри пишет, что он выступал за более медленное расширение альянса, чтобы не оттолкнуть Россию в начальный период постсоветского сотрудничества. Ричард Холбрук, американский дипломат, продвигал абсолютно противоположную идею, и его поддержал вице-президент Альберт Гор, который считал, что «мы можем справиться с проблемами, которые возникнут с Россией».

Перри считает, что это решение отображает пренебрежение официальных лиц США к бывшей сверхдержаве.

«То есть, это не было так, что они выслушивали наши аргументы и не соглашались с ними. В основном, когда я пытался объяснить этим людям российскую позицию, смысл их ответа заключался в «кого вообще волнует, что они там думают. Они – третьесортная сила». И, конечно же, русские знали о подобной позиции. Вот тогда мы и начали сходить с пути», – объяснил Перри.

Перри рассматривал возможность своей отставки из-за этой проблемы, но «пришел к выводу, что моя отставка может быть неправильно интерпретирована, как оппозиция к расширению НАТО, которое я поддерживал, только более медленными темпами».

Вторым неправильным действием со стороны Вашингтона Перри выделяет развертывание системы ПРО в Восточной Европе при администрации Буша, в условиях нарастающего недовольства со стороны Москвы.

Перри рассказывает: «Мы объяснили эти действия как защиту от иранских ядерных ракет. У Ирана их не было, но это другой вопрос. Русские же сказали: «Погодите, для нас это угроза». Вопрос опять не был обсужден с точки зрения России. Мы вновь повторили ту же ошибку».

Администрация Обамы изменила систему ПРО в Восточной Европе, заменив ракеты дальнего действия на ракеты среднего, но это не смягчило позицию Москвы по поводу этого вопроса.

Перри возражал против ПРО на техническом основании.

«Я думал, что это пустая трата денег. Я не думаю, что это работает. Более того, когда я работал с русскими, я пытался убедить их не волноваться на счет ПРО, потому что система все равно не работает. Но они не верили», – заявил он.

Третьим фактором, повлиявшим на ухудшение российско-американских отношений, стала поддержка Вашингтоном «цветных революций» в постсоветских республиках, в частности, в Украине и Грузии. Перри согласен с этическими соображениями такой поддержки, но не с влиянием, которое подобные действия оказывали на отношения между Западом и Востоком.

«После того, как Путин занял пост президента, у него сложилось впечатление, что у США есть активная и действенная стратегия по свержению его режима», – сказал бывший министр обороны.

«И с этого момента Путин решил, что не будет работать с Западом. Я не знаю, что убедило российского президента в том, что США готовили революции в России, но важно то, что он поверил в это», – добавил Перри.

Перри считает, что текущая напряженность между Россией и США может стать «очень опасной». Он также выступил за радикальное сокращение ядерных арсеналов, в частности, за устранение наземных межконтинентальных ракет. Более 1000 МБР в США и России постоянно находятся в состоянии боевой готовности, как часть политики «ответного удара», что означает, что российский или американский президент будут иметь всего полчаса, чтобы решить – отвечать ли взаимным ударом, если спутники и радары показывают запуск ракет противоположной стороны.

Фото: Stephen Jaffe/EPA

 

Метки: