28.31
33.16
Спецтемы

Сенченко: Трагедия под Иловайском – «личный грех» Гелетея и Назарова

Сенченко: Трагедия под Иловайском – «личный грех» Гелетея и Назарова-0

14 октября изданием Ліга.Новости был опубликован текст интервью с Андреем Сенченко.

В интервью Андрей Сенченко, глава парламентской следственной комиссии по расследованию Иловайской трагедии, высказал своё мнение о причинах трагедии в Иловайске. 

Сенченко пока не берётся назвать точное число погибших, но отрицает крайности: это не тысячи, но и не 102 человека, как говорил Гелетей. Глава комиссии заметил, что трагедия в Иловайске – не оторванное от прочих событие, а итог происходившего в несколько этапов ещё с конца июля, и на каждом из них были жертвы. В итоге подсчитать общие потери будет довольно проблематично и цифра выйдет крайне спорной. 

Вину за события в Иловайске Сенченко делит между военным и политическим руководством. По его словам, отказ от введения военного положения «повлёк за собой значительные потери…, дезориентировал управление войсками и дезорганизовал их». Также Сенченко осторожно заметил, что при назначении Гелетея и Муженко «были допущены кадровые ошибки».

Затем Сенченко снова вернулся к вопросу о военном положении. Он сказал, что в первой статье закона «Об обороне» прописаны шесть признаков агрессии, и если хоть один из них присутствует, это «является фактом её подтверждения».

В четвёртой статье написано, что если агрессия подтверждается, то следует объявлять военное положение по всей стране или в её отдельной части. «Там не написано: "по желанию" или "если это не будет раздражать агрессора"» – говорит Сенченко, имея в виду делавшиеся ранее предположения о том, что объявление военного положения позволит Путину начать полномасштабную войну.

Ещё одним негативным последствием отказа от введения военного положения Сенченко считает неполучение добровольческими батальонами тяжёлого вооружения, «потому что законодательная база не позволяет надлежащим образом вооружить неармейские подразделения». 

Во время интервью корреспондент задал вопрос о заявлениях Матиоса насчёт вины батальона «Прикарпатье» в Иловайской трагедии, на что Сенченко ответил: «Некорректно, когда прокуратура назначает виновного, не завершив расследования. Просто сейчас есть политический заказ на назначение стрелочников и отведение вины от командования».

Да, говорит Сенченко, батальон «Прикарпатье» поступил крайне необдуманно, «но назначать стрелочников до конца следствия тоже неправильно».
Сам Сенченко считает, что и без отхода «Прикарпатья» участь Иловайска была заранее предрешена. 23 июля в близлежащем секторе Д, на который приходится 140 км границы, находилось 4 тысячи человек. Перед уходом «Прикарпатья» там оставалось 600 человек, а после него – 300. Из этих трёхсот человек «боеспособными были лишь 60 спецназовцев со стрелковым оружием», а остальные были вспомогательным персоналом. Поэтому, «даже если бы «Прикарпатье» не покинул позиции и если бы все 600 человек были бы вооружены до зубов, то на таком участке они бы не решили задачу».

Среди причин отвода войск с этой территории главной Сенченко назвал то, что до этого бойцы в секторе Д «две недели простояли под обстрелами и это уже были не войска». Оставшиеся 300 человек никак не могли полностью обеспечить контроль над 140 км границы.

«Когда мы не смогли удержать участок границы в Изварино, бессмысленно было изображать, что мы удерживаем все 140 километров границы, как об этом рапортовало командование» – считает Сенченко. Он уточнил, что украинские военные всё же продвигались вперёд, но при этом «разрыхляли свои тылы», а многие командиры попросту не могли понять общей стратегии и планов проведения АТО.

Засекречивание информации о потерях под Иловайском Сенченко связывает с попыткой уйти от ответственности со стороны экс-министра обороны Гелетея и начальника штаба АТО Назарова, поскольку «это их личные грехи».

Фото: Dmitry Melnyk / tymoshenko.ua

Метки: