24.59
26.98
Спецтемы

Доклад ООН по Украине похож на предыдущий. Только хуже

Статьи
2 года назад

Автор: Леся Дубенко

Двадцать первый доклад Управления Верховного Комиссара ООН по правам человека (УВКПЧ) по ситуации с правами человека в Украине оказался похожим на двадцатый, только на порядок хуже. Если год назад он также не отличался слишком приятными оценками украинской действительности, то в этот раз рассматривались случаи не только преимущественно в прифронтовой зоне, но и непосредственно в Киеве.

Оказывается, в климкиновском удивительном месте для свободы слова из памятного интервью на программе ConflictZone систематически нарушаются права человека, ограничивается свобода прессы и высказываний. Так, УВКПЧ «задокументировало 205 случаев нарушений и ущемления права на жизнь, лишения свободы, насильственных исчезновений, пыток и жестокого обращения, сексуального насилия, нарушений права на справедливое судебное разбирательство, основных свобод, экономических и социальных прав».

Каждая часть этого доклада особенна. Это касается и заявлений о вседозволенности СБУ, и об отсутствии прогресса в поиске виновных за расстрел на Майдане, пожар в доме профсоюзов в Одессе и убийства журналистов Павла Шеремета и Олеся Бузины. Там же дается оценка действиям сайта «Миротворец», который, по всей видимости, имеет весьма посредственное отношение к миротворчеству, нарушая «право на неприкосновенность частной жизни и презумпцию невиновности». Упоминается и деятельность праворадикальных С14 и Национального Корпуса, естественно, не в позитивном ключе.

Сказать, что этот доклад вызвал массовый интерес западных СМИ, было бы преувеличением. Однако среди тех, кого он заинтересовал, оказались несколько организаций и их представителей, чье мнение на порядок более авторитетно и опасно, чем рядового, не в обиду сказано, газетчика.

Например, правозащитная организация Human Rights Watch высказалась следующим образом: «Международным партнерам Украины нужно подтолкнуть правительство провести эффективные расследования и положить конец безнаказанности в отношении случаев исчезновения, незаконного удержания, пыток и остального. Власть должна признать, что СБУ удерживает подозреваемых в секретных объектах и закрыть таковые».

В этой же статье приводятся слова директора «Международной амнистии» в Украине Оксаны Покальчук: «Вместо того, чтобы разобраться украинское руководство, отрицает правду и лишает жертв права восстановить справедливость. Оно препятствует эффективному и глубокому расследованию вопиющих случаев нарушения прав свободы».

А дальше произошел, можно сказать, эффект домино. Уже на следующий день после доклада Reuters опубликовал статью бывшего руководителя проекта USAID Джоша Коэна, который подробно поведал о деятельности упомянутых праворадикалов. Украинский обыватель в этой публикации ничего нового не прочтет, а вот иностранный с любопытством узнает от руководителя проекта Freedom House в Украине Мэтью Шаафа, что «в Украине существуют многочисленные организованные праворадикальные группы», и что «несмотря на то, что волонтерские батальоны были интегрированы в госструктуры, некоторые из них за это время запустили политические и некоммерческие организации для продвижения своего политвидения».

Более подробно: «Шааф подметил, что «усиление патриотического дискурса, направленного на поддержку Украины в конфликте с Россией, совпало с ростом риторики ненависти, которая исходит из уст госчиновников и затем раздувается медиа. Также фиксируются случаи насилия в адрес уязвимых групп, в том числе ЛГБТ сообщества». Данное наблюдение подтверждается недавними заключениями Совета Европы».

Одновременно с этим, директор программы Freedom House по Украине и Молдове Джина Лентин подняла другой не менее важный аспект упомянутого доклада — гражданские свободы.

В публикации для Atlantic Council она подчеркнула, что «за последний год в Украине произошли зловещие изменения, когда дело касается свободы ассоциации (…) Многие ключевые гражданские деятели настаивают на том, что действия, предпринятые против «Центра противодействия коррупции», YouControl и АвтоМайдана нисколько не единичные случаи. Напротив, они являются попытками Петра Порошенко подавить диссидентов в преддверии президентских и парламентских выборов в 2019 г.»

Следует отметить, что позиция Лентин совпадает с общей оценкой Freedom House состояния свобод в Украине, в особенности, когда дело касается свободы прессы. Так, за 2017 год Украина получила 53 из 100 очков (в идеале должно быть 0), расположившись недалеко от Афганистана (60) и Бутана (58) и отстав от более открытых Антигуа и Барбуды (34) и Тринидада и Тобаго (25). Россия (83), правда, нам проиграла — там своё «Время покажет».

То, что в последнее время на Украину существенно усилили давление по всем фронтам, не оставляет сомнения. «Если верить недавнему докладу Чатэм Хауза, законодательная база ЕС создавалась в основном под развитые экономики с целью формирования единого рынка. А не для стран, которые с трудом модернизируют экономику и управление, как это делает Украина». Этот пассаж не из условного доклада «Евразийское будущее Украины», написанного в темных кабинетах Кремля, а из недавней развернутой оценки Фондом Карнеги состояния отношений ЕС-Украина, где, помимо трезвой оценки последствий Соглашения об ассоциации для украинской экономики, в который раз охлаждают пыл Петра Алексеевича касательно перспектив членства Украины в союзе.

Таня Купер из уже упомянутого Human Rights Watch похожим образом попыталась привести украинского президента в чувство. Еще до выхода доклада УВКПЧ она потребовала, чтобы топ-дипломат ЕС Федерика Могерини в ходе визита в Украину повлияла на него: «Это отличная возможность для Петра Порошенко доказать ЕС и другим международным партнерам, что Украина не будет требовать от борцов с коррупцией и журналистов оглашать информацию о личном доходе и имуществе».

И далее: «Президенту Порошенко более нельзя откладывать. В противном случае невиновные окажутся в тюрьме, а это люди, которые разделяют видение ЕС Украины без коррупции и работают над его воплощением. Между тем, он не должен продвигать предложение, которое навредит всем независимым группам в Украине».

Далее говорится о том, что Венецианская комиссия должна оценить законопроекты, которые потребуют от тех самых лиц рассказать о себе все. Спустя пару дней она его вдребезги раскритиковала, а затем подчеркнула, что они «будут иметь крайне негативное влияние на гражданское общество в Украине и должны быть полностью или значительно снижены».

Да ну, смешно, какое негативное влияние, где вы его в Украине вообще видели? Это если перефразировать недавнее заявление министра иностранных дел Павла Климкина в интервью украинской службе BBC, в котором он высмеял венгерское консульство за ремарку об опасности поездок на Закарпатье. Совпадение: через несколько дней Будапешт выдвинул Украине два ультиматума, пообещав блокировать участие Украины в встрече министров обороны ЕС-Украина и саммита НАТО-Украина.

Может, кому-то и смешно, но негативное влияние в его разнообразных формах в виде Нацкорпуса, скандальных законопроектов и прочего, как видно, регулярно замечают. Одна только британская газета Guardian посвятила в этом месяце три статьи украинским неонацистам. Сначала описывалось, как они вербуют британских граждан для борьбы на Донбассе. Потом рассказывалось о сходствах между украинскими и русскими праворадикалами, в частности, что они разделяют общие ценности и поддерживают систему капитализма по типу «рука руку моет».

В наиболее свежей публикации «Нацдружины Украины: Мы не неонацисты, мы просто хотим сделать страну лучше» журналист где-то перегибает палку, считая нужным публиковать дословное заявление члена нацдружины в адрес полиции, которая, практически как в той песне, «каким дерьмом была, таким же и осталась».

Там же, однако, он приводит более уместные для нетаблоидного издания слова главы группы мониторинга прав национальных меньшинств Вячеслава Лихачева, который считает, что «деятельность нацдружин заключается в том, чтобы выделить Нацкорпус на фоне остальных конкурирующих ультранационалистических сил в преддверии парламентских выборов. «Они пытаются доказать, что у них в распоряжении больше активистов, способных мобилизовать людей на улицах».

Любопытно, что в этой публикации также мелькает достаточно неожиданный пассаж, что «министр внутренних дел Аваков рассматривается как возможный преемник непопулярного Петра Порошенко».

Учитывая самовлюбленный характер нынешнего президента, которого свежий рейтинг от Киевского международного института социологии ставит на четвертое место в президентской гонке после Юлии Тимошенко, Олега Ляшка и Анатолия Гриценко, именно это, скорее всего, а не мощное давление со стороны международного сообщества, в первую очередь заинтересует его администрацию.

Фото: dictaphone.org.ua