Шарий.net

Эмоции, театр и Фейгин. Основное из интервью Мацейчука Шарию

43A

Накануне в YouTube было опубликовано интервью Томаша Мацейчука Анатолию Шарию. В этой статье — основные мысли, которые Мацейчук высказал во время беседы с медиаэкспертом.

Почему решил приехать в Россию?

В ноябре 2016 года Мацейчук решил записать интервью с общественным деятелем Александром Оршулевичем, который выступает за переименование Калининграда в Кенигсберг. Тогда же он решил начать сотрудничество с российскими СМИ, писать статьи и репортажи.

После трех дней пребывания в Калининграде Мацейчук получил звонок из Москвы: ему предложили приехать в столицу на программу Первого канала «Время покажет». Томаш утверждает, что плата за участие в той программе не предусматривалась.

По польским меркам, продолжил Мацейчук, зарабатывал «не так уж плохо», сейчас у него с финансами «тоже все в порядке». При этом Томаш говорит: российские ток-шоу – не единственное, что у него есть, и он не исключает возвращения в Польшу.

Возможный уход с ток-шоу

Мацейчук сказал, что обсуждал с представителями НТВ возможный уход с ток-шоу или снижение частоты появления в эфире. В ответ он услышал, что отказ от ток-шоу чреват депортацией и проблемами со въездом в Россию в дальнейшем.

По мнению Мацейчука, вернуться к репортажной журналистике можно всегда, к тому же не всегда можно узнать, кто именно сделал тот или иной материал. Такой ответ он дал на вопрос Шария о том, как можно возвращаться к сугубо журналистской работе после участия в «клоунских ток-шоу». С другой стороны, Мацейчук признал, что своим вопросом Шарий попал ему в «больную точку».

В ближайшее время Томаш намерен вернуться в Польшу, независимо от того, будет ли принято решение о его депортации. Если суд не примет такого решения, Мацейчук допускает периодические появления в эфирах, но не в «Месте встречи» на НТВ.

«Красные фашисты»

Как утверждает Мацейчук, программа с фразой о «красных фашистах» показывалась в прямом эфире, но с небольшой задержкой. Таким образом, если эксперт скажет «что-то очень неправильное», это можно вырезать или заменить рекламой.

На той программе, продолжил Томаш, «некрасиво говорили» о польских ветеранах, Армии Крайовой и варшавских повстанцах, называли их фашистами.

«Я не выдержал, и когда Суворов, украинец, сказал, что большевизм – это красный фашизм, а Осташко поднялся и сказал…», – начал объяснять Мацейчук.

Шарий отметил, что этот эпизод видели все зрители, а вопрос остается в следующем: почему слова о «красных фашистах» не вырезали из эфира? Мацейчук в ответ сравнил «Место встречи» с «Домом-2», где должен создаваться конфликт, вызывающий злость и другие эмоции у зрителей: так повышаются рейтинги программы, и именно для этого приглашают отдельных экспертов.

Томаш признал, что его фраза о «красных фашистах» была «некрасивой». Он рассматривает эти слова как необдуманный ответ на намеренное провоцирование в течение программы.

Почему продолжили приглашать на российские ток-шоу?

Ответ Мацейчука: Потому что это шоу. Нужен хайп, ненависть и эмоции. Если приглашать на эфиры только хороших экспертов, они будут объяснять все академическим языком, аудитория такое смотреть не будет. Зрителям нужна грязь и ненависть.

Приехав в Россию, Томаш считал себя бойцом в информационной войне, хотел донести «другую точку зрения россиянам. Со временем он пришел к выводу, что попал в «театр и б**скую помойку», из-за участия в которой потерял возможности для сотрудничества с польскими СМИ.

Изначально Мацейчук надеялся, что благодаря участию в ток-шоу у него будет доступ к «очень интересным людям» (депутатам, сенаторам, активистам, журналистам, светским львицам), и он сможет брать у них интервью, показывать через польские СМИ жизнь современной России.

По словам Томаша, польская пресса осталась равнодушна к его материалам, даже когда он бесплатно предлагал интервью с известными российскими политиками. Из-за участия в российских ток-шоу представители польских СМИ подозревали Мацейчука в работе на Кремль, поэтому считали, что его публикации могут быть манипулятивными.

О задержании и обысках

Мацейчук связывает свое задержание и обыск с заявлениями о том, что он действительно возвращается в Польшу и намерен значительно реже появляться в российских эфирах.

Люди в форме, масках и с оружием пришли к Мацейчуку в 7:30 утра 27 февраля. Томаш сказал, что силовики проверили всю его библиотеку, но не нашли экстремистской литературы. После этого он был приглашен в участок для проверки документов.

Все эти действия Мацейчук считает элементом кампании, цель которой – выслать его из России так, чтобы это выглядело «красиво» для зрителей.

След Фейгина

Два человека, один из которых связан с российским ТВ, предложил Мацейчуку Марка Фейгина в качестве адвоката. Томаш смотрел видео Шария о Фейгине, поэтому решил не пользоваться услугами последнего. Предложение насчет Фейгина от двух разных людей Мацейчуку показалось странным.

Что будет в случае депортации?

Томаш рассказал, что уже готовится к депортации, собирает вещи и заканчивает дела в Москве. Если потом с ним будут вести себя «более-менее нормально», Мацейчук обещает «кое о чем промолчать». Если будет «жесткое обращение, будут опускать и делать больно», Томаш «тоже может кое-что рассказать».

Мацейчук полагает, что во втором случае его данными могут заинтересоваться в ЕС, поскольку вопросов к российским СМИ и пропаганде накопилось немало.

О бое с Осташко

Выходя на ринг против Руслана Осташко, Мацейчук стремился доказать, что «отвечает за базар». По версии Томаша, Осташко методично добивался драки, но во время самого боя «убегал». При этом Мацейчук заявил, что красноармейцы «гибли миллионами и сражались как тигры», а в поведении Осташко «тигра» не наблюдалось.

Томаш рассчитывал нокаутировать Осташко, ждал жесткого боя. Вместо этого обнаружил «деликатный любительский бокс», в котором победа присуждается по очкам. Предложенный формат Мацейчуку не понравился.

«Я хотел доказать, что я не тряпка, но мне не дали. Меня опустили и показали, что независимо от того, как я буду стараться, победа все равно будет за моим соперником. Да, я ожидал, что такое может произойти. Я надеялся, что у моего соперника есть честь и достоинство, есть мужество и храбрость, что он реально пойдет в бой и сделает из моего лица суп пепперони. Но ничего такого не произошло», – резюмировал Мацейчук.

Фото: Томаш Мацейчук / Фейсбук