24.48
26.42
Спецтемы

Ольга Шарий. О задержании Мацейчука

Соцсети
2 года назад

Я вообще по поводу Томаша Мацейчука молчала, ибо не мое это дело.

Но сегодняшнее задержание в Москве и уже рассказы о том, что у него нашли запрещенную литературу и связи с украинскими радикалами, вынуждают сказать свое слово.

В свое время наши пути с Томашем разошлись — он принял приглашение поучаствовать в российских телешоу, мы эту идею не приветствовали. Объясню почему.

Я на российском телевидении никогда не была и, скорее всего, не буду. Мы с Томашем делали чистую и лучшую журналистику. Когда мы узнали, что в Европарламенте ТСН будет презентовать выставку с фотками бойца АТО, у которого на груди набита свастика — мы организовали все меньше, чем за 10 часов, и показали факты неонацизма от Украины в ЕС. И именно за это ему запретили въезд в Украину.

Именно мы с Томашем организовали сюжеты о прибытии беженцев в Европу, прошли с ними их путь, первыми оказались в лагере «Джунгли» в Кале.

Он талантливый журналист. Но потом он сделал ошибку — он решил променять настоящую журналистику на участие в клоунских пропагандистских передачах. Где могло быть все, что угодно, но не журналистика.

Мне сейчас смешно слушать о запрещенной литературе и радикалах в контексте Томаша, после всех наших сюжетов и расследований.

Вся эта ситуация напоминает какой-то адок, который уже вышел за пределы трешевого НТВ и распространился на обычную жизнь. Все эти боксы, аресты, провокативные фразы на ТВ.

Все это со стороны напоминает загон для свиней. Искусственные шоу, искусственные конфликты, искусственный хайп на теме ВОВ.

Какой бы помойкой я ни считала CNN, но представляете, недавно я смотрела передачу, и там не били друг другу морды, не орали, не верещали. Может, потому что они не считают своих зрителей такими тупыми?

Источник