Шарий.net

Перевод NY Times: Коррупция в Украине подрывает деятельность вооруженных сил

25A

Перевод статьи, опубликованной на сайте The New York Times 19 февраля

Автор: Эндрю Хиггинс Перевод: Шарий.NET

На протяжении последних четырех лет в Украине идет война против пророссийских мятежников на востоке страны. В прошлом месяце министерство обороны, купив 100 новых военных машин скорой помощи, с гордостью заявило о расширении медицинских услуг для раненых солдат.

В ведомстве, однако, не упомянули, что многие машины скорой помощи были уже сломаны. Кроме того, контракт на покупку машин не позволял министерству обороны предъявлять претензии компании-поставщику, принадлежащей высокопоставленному должностному лицу, который вдобавок отвечал именно за государственные закупки в военном секторе. Также в Минобороны не рассказали, что этот чиновник, Олег Гладковский, является старым другом и бизнес-партнером президента Петра Порошенко.

С момента начала вооруженного конфликта в 2014 году, государственные расходы на оборону и безопасность в Украине резко возросли, от 2,5% ВВП до 5%. Ожидается, что совокупный бюджет сектора в этом году составит $6 млрд.

Это стало своего рода золотым дном. В 2018 году на государственные закупки в сфере уйдет более чем $700 млн. Такие расходы необходимы для обновления ветхих вооруженных сил, дабы они могли противостоять пророссийским мятежникам и их хорошо вооруженным российским покровителям.

Но, когда такое количество денег стало проходить через руки украинских чиновников и бизнесменов, а это часто одни и те же люди, борьба с коррупцией и злоупотреблением служебными полномочиями резко приостановилась, а ведь именно эту проблему считают главным врагом Украины.

Надежды, которые появились после свержения коррумпированного пророссийского президента Виктора Януковича в 2014 году, начали угасать. Западные партнеры и многие граждане страны перестали понимать, что же нужно предпринять, после двух революций, чтобы все-таки уничтожить коррупцию раз и навсегда.

“Для Украины нецелесообразно сражаться в Донецке, проигрывая тем временем войну с коррупцией”, — заявил Государственный Секретарь США Рекс Тиллерсон в прошлом году.

Украина продемонстрировала значительный прогресс в искоренении коррупционных схем в газовом секторе, где олигархи времен Януковича сколачивали целые состояния. Также была реформирована структура государственного предприятия “Нафтогаз”, в результате чего радикально сократилось количество возможностей для заключения коррупционных сделок. Кроме того, сектор стал менее зависим от поставок газа российским гигантом “Газпром”.

Однако расходы на нужды военного сектора стали новым источником возможностей для непрозрачных инсайдерских сделок, которые при этом защищены грифом секретности, поскольку финансовая деятельность вооруженных сил не может являться достоянием общественности.

“Возможности для коррупции в газовом секторе резко исчезли, поэтому весь потенциал ушел в оборонный”, — убеждена Елена Трегуб, генеральный секретарь Независимого антикоррупционного комитета, исследовательской организации под патронатом западных доноров.

В то время, как Гладковский признает, что скорые помощи были проданы без открытого тендерного конкурса, он отрицает, что повлиял на заключение контрактов с его компанией. Но данный вопиющий конфликт интересов является одним из многих в стране, где власть и бизнес переплелись в одно целое, генерируя непрозрачные, но сверхприбыльные сделки.

“Нет никаких доказательств, что он повлиял на это решение. Таких доказательств никогда не будет. Все это секретно”, — убежден украинский парламентарий и заместитель главы антикоррупционного комитета Верховной Рады Виктор Чумак.

Символом такого сверхприбыльного союза между бизнесом и властями являются три роскошных виллы на южном побережье Испании. Их владельцами являются президент Украины Петр Порошенко, господин Гладковский и Игорь Кононенко, еще один бизнес-партнер главы государства и лидер президентской фракции в парламенте.

Все трое были состоятельными бизнесменами перед тем, как уйти в политику, однако они не раскрывали всех своих активов, чем и вызвали подозрения. Никто из них не указал испанских вилл в своих декларациях, которые украинские чиновники обязаны заполнять с 2016 года для большей прозрачности и подотчетности.

Бывший литовский инвестиционный банкир и бывший министр экономического развития Украины Айварус Абромавичус утверждает, что конфликты интересов настолько очевидны и распространены, что “вы даже перестаете удивляться”. Он добавил, что они буквально повсюду, что ужасно “разочаровывает”.

И вот это самое разочарование дорого Украине обходится. МВФ и Европейский Союз, уставшие от затягивания истеблишментом процесса создания антикоррупционного суда и других провалов, приостановили финансовую помощь на общую сумму $5 млрд.

“Десятилетиями Украина жила в условиях тотальной коррупции”, — подчеркивает руководитель НАБУ Артем Сытник. “Схемы возобновлены и работают, как в старые добрые времена. Определенные люди не хотят, чтобы они исчезли”.

Его бюро собрало доказательства против 107 ранее неприкасаемых чиновников, однако всего одно дело дошло до суда. Остальные же зависли в устаревшей судебной системе из-за коррупции и политического давления.

Усилия НАБУ по борьбе с хищениями в оборонном секторе привели к аресту заместителя министра обороны и руководителя, ответственного за госзакупки в министерстве. Это привело к ряду попыток обезвредить антикоррупционное ведомство.

“Сектор очень чувствительный”, — подчеркнул Сытник.

В последние месяцы НАБУ находится под шквалом нападок. Украинский парламент, к примеру, попытался принять законодательство, дабы лишить бюро всяческих полномочий, а спецслужбы устраивали рейды на дома сотрудников ведомства.

Петр Порошенко, который, вероятно, собирается баллотироваться на пост снова, позиционирует себя как лидер, отстроивший армию и выстоявший под натиском Владимира Путина. Однако теперь героическая борьба с пророссийскими сепаратистами медленно, но уверенно превращается в головах общественности в еще одну воронку незаконного обогащения и коррупции.

Бывший президент Грузии Михаил Саакашвили пытался бороться с этим, пока сотрудники правоохранительных органов не задержали его и не выдворили из страны против его воли на самолете в Польшу. Саакашвили возглавил новую украинскую политическую партию, которая сконцентрировалась на борьбе с коррупцией. Его сторонники в Киеве присоединились к разъяренным ветеранам войны в палаточном городке вблизи здания парламента. На палатках протестующих закреплены плакаты, обвиняющие Порошенко и его приближенных в воровстве, пока солдаты гибнут на фронте.

“Никто уже не говорит о Путине. Буква “П” теперь означает — Порошенко. Это несправедливо, поскольку именно Путин несет ответственность за войну, однако люди видят, что Порошенко и его дружки в это же время делают на этом деньги”, — подчеркнул Саакашвили.

Абромавичус, который покинул пост министра из-за невозможности одолеть коррупцию, не верит, что Порошенко лично зарабатывает на войне на востоке Украины. Однако, по его мнению, президент сделал себя уязвимым, когда не выполнил данные народу обещания — он не продал бизнес и не создал антикоррупционный суд.

Гладковский считает, что секретность и отсутствие публичных тендерных конкурсов в секторе военных госзакупок оправданы, поскольку не позволяют России подавать фальшивые заявки через подставные компании, что, по его словам, Москва уже пыталась предпринять, когда тендеры были публичными.

“Никто не зарабатывает на войне”, — утверждает он.

Гладковский уверяет, что не принимает конкретных бизнес-решений в своей компании “Богдан”, и что узнал о машинах скорой помощи лишь при посещении фронта, обрадовавшись, что его компания помогает военным.

“Коррупция действительно является серьезной проблемой, но ее нет в системе, которой я управляю”, — отметил он.

Во всей этой системе основную роль играет государственный конгломерат Укроборонпром, состоящий из 130 оборонных компаний с 80 000 работниками. Бывший сотрудник конгломерата Дмитрий Максимов утверждает, что теневые сделки в госзакупках являются “сущностью” деятельности всего предприятия.

Он рассказал о том, как цена маленького куска металла, приобретенного Укроборонпромом для авиаремонтного завода во Львове, взлетела от $50 в начале 2014 года до $4000 сейчас, после того как конгломерат переключился на внешнего поставщика.

Максимов сказал, что обсуждал этот странный рост цен с начальством, и ему было приказано забыть обо всем, после чего его уволили. Это решение он оспаривает в суде.

Заместитель гендиректора Укроборонпрома Денис Гурак заявил, что ничего не знал о жалобах Максимова, и признал, что коррупция имеет место в оборонном секторе. Конгломерат, по его словам, был создан при Януковиче для централизации систематического разграбления. “Это чудо, что мы еще можем что-то предпринять”, — сказал Гурак, имея в виду годы правления предыдущего президента.

“Это систематическая проблема всей страны, не только одного сектора. Система просто не работает, поэтому люди и крадут. Советский Союз потому и развалился”, — добавил он.

По его словам, Укроборонпром подал в прокуратуру 200 отчетов о коррупции на предприятии, однако только два дела дошли до суда. Конгломерат объявил об отставке генерального директора Романа Романова на прошлой неделе, но причины до сих пор неизвестны.

Глава Центра противодействия коррупции Дарья Каленюк уверена, что прозрачность и подотчетность являются вопросами национальной безопасности, и что без них Украине не построить европейской демократии и не победить на востоке.

Подотчетность помогла бы и в выяснении обстоятельств, которые объяснят закупки военными скорых помощей “Богдан”, продолжающих выходить из строя.

Прошлогодний доклад Независимого антикоррупционного комитета свидетельствует, что каждая машина стоила министерству обороны $32 000. Ходовая часть этих скорых помощей производится в Китае, но импорт машин из Китая был бы намного дешевле. Кроме того, грузоподъемность “Богдана” составляет всего 360 кг, что маловато для водителя, вооруженной охраны и медперсонала.

Волонтер Валентина Варава считает, что эти машины были предназначены для городов, а не для зоны военных действий, где дороги в принципе отсутствуют.

Она подтвердила, что 19 из 50 доставленных на востоке машин были сломаны. Министерство обороны тем временем решило купить еще 100 машин у компании Гладковского.

Фото: mil.in.ua