Шарий.net

Следующий губернатор Бомбейской области?

14A
Автор: Леся Дубенко

Саакашвили перестал впечатлять западных наблюдателей. И даже новая депортационная серия его политической саги тут не помогла.

Каждый несет свой жизненный крест. У президента-по-вызову Михеила Саакашвили, например, это борьба. Какой она будет — физической, словесной или взаимно дополняющей — зависит от оппонента и степени его препятствия амбициям бывшего топ-государственного деятеля Грузии и губернатора Одесской области.

И эта борьба, безусловно, привлекла к себе внимание. В декабре, к примеру, даже норвежский канал NRK разбавил репортажи о движении против сексуальных домогательств #METOO кадрами на крыше по центральной киевской улице Костельной. Норвежцев с их размеренной жизнью понять можно: хоть это и трудно преподнести как достойное сравнение, последний раз они видели нечто подобное в 2003 г., когда темпераментный экс-гонщик Мартин Шанке из местной Партии Прогресса дал оплеуху оппоненту Торгайру Микаэльсену.

И вот, когда казалось, что Саакашвили вовсе утратил свое влияние, так как ни марш 4 февраля, ни отказ в политическом убежище не привлекли внимание большинства западных изданий, которые ограничились несколькими сообщениями о том, что марш состоялся, “Миша”, как его фамильярно называют некоторые западные корреспонденты, дал внезапный отпор.

И тут случился “Сулугуни”

В целом нужно признать, что перебивать ужин человека — некультурно. Об этом, правда, западная пресса не написала, но после того, как Саакашвили забрали из киевского ресторана, он вновь привлек внимание публики, даже очень “либеральной” и “свободной” оманской.

И так же как в сентябре, когда издание POLITICO предположило, что Украину ждут “политические фейерверки”, фотографии улыбающегося Саакашвили появились на страницах и веб-сайтах, оправдывая декабрьскую статью Le Figaro с огнестрельным заголовком “Саакашвили готовит революцию в Украине”.

Ясно, что в стороне не остались в первую очередь польские издания. Так, Gazeta Wyborcza, к примеру, заинтересовалась, а что теперь будет с Польшей:

Блистательная депортация бывшего президента Грузии в Польшу порождает множество вопросов. Будет ли он продолжать свою политическую деятельность из Польши? И сулит ли это проблемами для Варшавы?”.

И если издание предполагает, что Саакашвили в ближайшее время не станет вновь прорываться через украино-польскую границу и не особо верит, что грузинская власть станет требовать его депортации, то оно размышляет над тем, кто теперь будет выходить на улицы Киева, ведь “фактически Саакашвили монополизировал уличные протесты, но не все критично настроенные по отношению к власти хотят его поддерживать”. Словом, как бы другие украинские оппозиционеры не заняли его нишу.

Без России традиционно не обошлось, и газета весьма верно подметила, что “интересно, но российские комментаторы намного оптимистичнее настроены насчет дальнейшей политической карьеры бывшего президента Грузии. Они считают, что за границей Саакашвили будет представлять большую угрозу для президента Порошенко. А Россия в этом заинтересована”.

Когда звезды перестали зажигать…

Но в чем заинтересована Россия, по правде говоря, мало кого сейчас интересует, ведь несмотря на то, что на Порошенко действительно серьезно усилили давление как ЕС, так и США, Саакашвили точно не тот человек, которым его хотели бы заменить.

И это стало ясно приблизительно в начале года.  В открытую же это проявилось, когда за несколько недель до марша 4 февраля немецкий портал Deutsche Welle пригласил Саакашвили на программу Conflict Zone.

Только вот отнеслись к нему так же, как в свое время к Арсению Яценюку на британском HARDtalk и к министру иностранных дел Павлу Климкину (на том же Conflict Zone), переживших с разным успехом 30 минут журналисткой порки во имя созерцания своего лица на мировом телеэкране.

Когда ведущий Тим Себастьян начал программу с риторического вопроса “нажил ли он себе врагов и исчерпал возможности?” по отношению к его гостю Саакашвили, возникли некоторые подозрения, подтвердившиеся по мере употребления фраз со стороны журналиста, подобно “уличный театр” и “утративший чувство реальности”.

Вот несколько пассажей из интервью:

Саакашвили: Они забрали у меня паспорт.

Себастьян: Но вам необязательно было возвращаться.

Более яркий:

СЕ: Сначала вы призываете людей выйти на улицу и свергнуть Порошенко и, как вы их называете, воров. А потом пишете письмо Порошенко. Мол, тут ничего личного…

СА: Не было там ничего личного.

СЕ: …и давай поболтаем.

СА: Не-не, ничего личного.

СЕ: Вы посылаете смешанные сигналы”.

И еще более яркий:

СЕ: Но все указывает на то, что вы отчаянно нуждаетесь в рекламе.

СА: Нет, я отчаянно хочу увидеть результат. Украину нужно спасать.

СЕ: Возможно, она не хочет, чтобы именно вы ее спасали. Согласно соцопросу Международного Республиканского Института, проведенному в сентябре, 70% относятся к вам более-менее позитивно или же полностью негативно.  

СА: Сейчас все украинцы ненавидят политиков. Соцопрос от декабря показывает, что 33% украинцев поддерживают моих кандидатов на пост премьер-министра.

СЕ: Это один из соцопросов. Но есть и много других, согласно которым, 2% поддерживают вас.

СА: Это неправда.

СЕ: То есть вы считаете, что кривая популярности постоянно скачет вверх вниз?

СА: Я вам привел свежие данные, в которых говорится, что мой рейтинг такой же, как у Порошенко. А Порошенко, в отличие от меня, светится во всех медиа.

СЕ: Он непопулярен.  

СА: Да, он непопулярен. Это не большое достижение.

СЕ: Как раз хотел сказать, что вы опустили планку достаточно низко.

СА: Я с вами не спорю. К сожалению, большинство украинских политиков находятся в самом низу”.

Сравнивая, например, с Яценюком, привыкшим к образу “молодого реформатора, знающего английский”, можно сказать, что интервью с Саакашвили в целом прошло неплохо. Он, в отличие от бывшего украинского премьер-министра, держал лицо до последнего и — осторожно, будет серьезный удар по ядру имиджа Яценюка — английский у него лучше. Да и Саакашвили оказался самокритичный, поставив себя на уровень той низкой планки.

К слову, “сбалансированные” украинские СМИ из этого не привлекшего чрезмерного внимания интервью Deutsche Welle взяли только часть об уличном театре и крышу, с которой он, по его словам, не собирался прыгать. Про низкую планку и укоренившуюся коррупцию, о чем подчеркнул Себастьян, они не сказали.

В подтверждение тому, что Саакашвили не герой западного романа, можно убедиться, взглянув на публикацию уже упомянутого POLITICО — “Подъем и падение Саакашвили” — в которой не призывается вернуть бывшего грузинского президента в Украину и бороться с местной элитой, а рассказывается о том, что у него много денег на марши, протесты и прочее:

Он также вел комфортный образ жизни. (Еще неделю назад он снимал квартиру за $6 000 в месяц в Киеве. К тому же он известен своими экстравагантными вкусами)”.

Очень трудно здесь не согласиться, что для человека, у которого, по его словам, нет миллионов, костюмчик сидит подозрительно хорошо, так же как у его соратницы Юлии Тимошенко в свое время сидели наряды Louis Vuitton, купленные на деньги всех родственников (слезно признавались они тогда) бывшего, практически нищего, судя по ее тогдашним декларациям, премьер-министра.

И далее говорится:

Одно ясно: карьера Саакашвили идет вниз. Между тем, его нельзя списывать с счетов. Бывший президент Грузии всегда обожал адреналин, преследуя толпы и низкопоклонничая революционным настроениям. В своем интервью за несколько дней до его декабрьского ареста, Саакашвили заявил: Никакой секс не сравнится с революционной победой. Революция — нечто большее, чем адреналин (…). Несмотря на воинственный настрой, стремительное падение Саакашвили как сильного политика — результат огромного эго, разбившегося об землю темной политики Украины, стране, где люди время от времени возлагают надежду на популистские обещания, но никогда полностью не доверяют своим лидерам и не делают из них идолов”.

Ясно, что Саакашвили, у которого, по правде говоря, нет выбора, будет бороться дальше. Однако тот неприятный факт, что одна из немногих аналитических и авторских статей, посвященных его персоне, критичная и написана старшим научным сотрудником аналитического центра “Атлантический совет” Адрианом Коротницким, ставит под вопрос успех этой борьбы.

С другой стороны, может быть, не все так плохо? Индийская Times of India, к примеру, заговорила об отказе в политическом убежище Саакашвили еще до того, как его депортация заставила западные СМИ заговорить о нем. А, значит, интерес есть. К тому же Индия по качеству жизни и политическому развитию находится на похожем уровне с Украиной и заводной англоговорящий губернатор Бомбейской области придется там очень кстати.