Шарий.net

Энтони Бивор: почему Украина запретила мою книгу?

13A

Перевод статьи, опубликованной на сайте издания The Guardian 3 февраля

Автор: Энтони Бивор Перевод: Шарий.NET

После того, как украинское правительство осудило его произведение “Сталинград”, Энтони Бивор размышляет о стремлении правительств переписать прошлое и предупреждает об опасностях цензуры.

Как говорится в испанской пословице: “история — это общий луг, где каждый может собрать урожай”. Этот луг также долгое время являлся полем боя во славу националистических мифов, а также платформой для политических сил, стремящихся изменить прошлое. В последние десятилетия происходят позитивные перемены: проводятся множество международных конференций по истории, а университеты все чаще нанимают иностранных академиков. Это помогло частично нивелировать тенденцию в некоторых странах, которые рассматривали историю исключительно с точки зрения патриотических убеждений. Тем не менее, правительства всех мастей до сих пор пытаются навязать свою версию исторического развития через образовательную сферу, посредством давления на СМИ и даже при помощи цензуры и законодательных запретов.

Каждое правительство преследует свои цели. К примеру, когда бывший президент Франции Николя Саркози предложил ввести уголовную ответственность за отрицание геноцида армянского народа, это с большей вероятностью было сделано для завоевания голосов существенного армянского меньшинства. Между тем, законы об уголовной ответственности за отрицание Холокоста в Германии и Австрии введены из наилучших побуждений. Однако результаты судебного процесса Ирвинг против Липштад в Великобритании, когда историк Дэвид Ирвинг подал иск против американского академика Деборы Липштад, обвинившей его в отрицании Холокоста, свидетельствуют о том, что ложь экстремистов лучше всего опровергнуть в суде. Ирвинг сделал из себя политического мученика, когда был заключен в австрийскую тюрьму в 2006 году.

В Турции ситуация с цензурой ухудшается очень стремительно. Теперь правительство фильтрует информацию не только касательно провалившегося переворота 2016 года и оппозиционера Фетхуллаха Гюлена, геноцида армянского народа и ситуации с курдским меньшинством.

Сегодняшняя Россия, например, порой напоминает Советский Союз в попытке сохранить старые легенды. Юрий Дмитриев, уважаемый исследователь истории ГУЛАГов, был арестован по сфабрикованному обвинению в 2016 году. Ему приписали снимки порнографического характера его приемной дочери. На данный момент он удерживается для прохождения “психиатрической экспертизы”.

Большинство российских архивов, особенно военных, были закрыты для иностранных историков в 2000 году, после небольших проблесков, свидетелями которых мы стали в 1992 году. Друзья в шутку утверждали, что архивы были закрыты из-за “шторма”, вызванного моей книгой “Падение Берлина”, которая, однако, не публиковалась до 2002 года. Именно в тот период ФСБ (преемник КГБ) начала мониторить деятельность иностранных исследователей.

Один из моих товарищей обнаружил, что все файлы, на которые он ссылался в одной из своих работ, были изъяты из архивов по указанию свыше. Григорий Каразин, в то время занимавший пост российского посла в Лондоне, а ныне заместитель министра иностранных дел РФ, обвинил меня во “лжи, клевете и богохульстве”, поскольку в моей книге содержались сведения о массовых изнасилованиях, совершенных солдатами Красной армии. Мои утверждения был основаны на данных российских архивов.

В 2014 году, когда я и историк Кэтрин Мерридейл посетили конференцию в Эстонии, мы узнали, что министр обороны РФ Сергей Шойгу наконец-то продавил закон об уголовной ответственности за критику Красной армии в годы Второй мировой войны. Когда он впервые представлял закон шестью годами ранее, он заявил, что подобная критика равна отрицанию Холокоста, что является весьма интересным сравнением. В следующем году даже укороченную версию “Падения Берлина” запретили в одном из российских регионов на основании того, что книга может ввести в заблуждение студентов и преподавателей. Согласно региональному министру образования, мое произведение “пропагандирует стереотипы, сформированные во времена Третьего Рейха”. Мои издатели в России пытаются составить книгу таким образом, чтобы избежать конфликта с властями страны, однако это очень непросто.

Я никогда не ожидал запрета русскоязычного издания книги “Сталинград” на территории Украины, особенно через 20 лет после первой публикации. Причиной послужил короткий отрывок о том, как зондеркоманда СС поручила украинским полицейским батальонам убийство 90 еврейских детей в августе 1941 года. “Экспертный комитет” при правительстве Украины пришел к выводу, что данная информация была взята из советских пропагандистских источников, однако фактический источник — это немецкий отчет. Один антинацистский офицер немецкой армии был настолько поражен случившимся, что написал своей жене письмо, в котором сказал, что Германия не заслуживает победы. Один из офицеров СС также подробно описал те события.

Однако у этой истории есть и позитивные моменты. Я получил поддержку от украинских правозащитных организаций, Human Rights Watch, канадского и британского МИДов. Моя дочь сказала мне: “А что говорить о людях, у которых реальные проблемы с нарушением их прав?”. Что ж — тут она права. Историки заявили, что решение властей Украины смехотворно. Украина стремится на Запад и хочет казаться более демократичной, чем Россия под руководством Владимира Путина, тем не менее экспертный комитет принимает такие решения. Только под давлением британского посольства члены комитета отступили. Никто больше не утверждает, что информация была взята из советских источников.

Однако они выразили свое негодование по следующему поводу: смена “украинских полицейских батальонов” на “украинских националистов” в русском издании якобы негативно влияет на репутацию украинских националистов в целом, связывая их с айнзацгруппами СС. Мой издатель в России утверждает, что все батальоны такого рода действовали под эгидой ОУН. Этот спор может казаться незначительным, однако он свидетельствует о том, что мрачное наследие Второй мировой все еще сильно влияет на сегодняшний день — через 73 года после ее окончания.

Фото: euromaidanpress.com