Шарий.net

Перевод статьи, опубликованной на сайте The New York Times.

Автор: Стивен Саймон Перевод: Шарий.NET

Президент Дональд Трамп предпочитает не следовать примеру своих предшественников, но новая Администрация все-таки пошла по стопам прошлых в контексте поисков мирного решения ближневосточного кризиса, хотя их усилия не увенчались успехом. Сможет ли Трамп действительно достичь этой цели?

Многие аспекты его мирной инициативы остаются туманными, но все же некоторые факты уже прояснились. Большинство предшествующих американских правительств вносили умеренные предложения для того, чтобы установить доверие между обеими сторонами, однако это обычно приводило только к усугублению взаимных подозрений и разочарованию. Тогда Белый дом разрабатывал проект соглашения для урегулирования конфликта, но все заканчивалось неизбежным провалом. Джаред Кушнер и главный представитель Администрации на переговорах по ближневосточному кризису Джейсон Гринблатт поступили с точностью наоборот, предложив свою версию соглашения в начале переговоров, но не навязывая сторонам это видение.

Принцип “двух государств” может быть не актуален для сегодняшнего переговорного процесса. Белый дом постарается наладить доверительные отношения между сторонами, попросив Палестину возобновить сотрудничество с Израилем в сфере безопасности в обмен на маленькую часть территории. Также стандартный проект мирного урегулирования будет включать ограниченное замораживание процесса  строительства новых поселений и экономическую помощь палестинцам Западного берега реки Иордан.

Президент Трамп, скорее всего, попытается привлечь других игроков региона к решению данной проблемы. В обмен на гибкую позицию Израиля, государства суннитской коалиции, включая Саудовскую Аравию и Объединенные Арабские Эмираты, могут предоставить Израилю некоторые привилегии, ранее недоступные. В первую очередь, речь идет о разрешении на пересечение воздушного пространства, а также дипломатическом статусе в определенном формате. Кроме того, саудиты могут предложить палестинцам финансирование, если те пойдут на соглашение с Израилем. Администрация Обамы уже пыталась привлечь Эр-Рияд, но король Абдулла тогда отверг данный призыв. По мере того, как ситуация меняется, канонические правила сторон также адаптируются к новой реальности.

Кроме того, в среду, 6 декабря, Дональд Трамп признал Иерусалим столицей Израиля и объявил о переезде американского посольства в этот город. Однако он не уточнил, что именно считает “Иерусалимом”, определив его в качестве столицы Израиля, границы которой должны быть утверждены с палестинской стороной. Именно по этой причине не совсем понятно, что же именно Администрация официально признала.

Вполне вероятно, что Белый дом ждет от Израиля ответных уступок. Возможно, Трамп стремится заманить Нетаньяху в ловушку и вынудить его вторить новой политике. Но отсутствие смысла в заявлении президента указывает на обратное. Однако такое решение укрепит поддержку Дональда Трампа среди верующих христиан в США, которые не будут особо разбираться в практической реализации сказанного, а лишь одобрят заголовки новостей.

По какой-то причине Администрация Трампа убеждена, что, после десятилетий провальных мирных переговоров, звезды выстроились в ряд и решение будет найдено. Нельзя сказать, что для этого нет оснований.

К примеру, Израиль и Саудовская Аравия договорились о сотрудничестве, целью которого является соглашение на израильских условиях, получившее одобрение арабского мира. Более того, ходят неподтвержденные слухи, что саудовский крон-принц Мохаммед бин Салман выдвинул палестинскому президенту Махмуду Аббасу ультиматум, призвав его согласиться на требования Израиля или уйти в отставку. Изолируя палестинцев, саудовское участие будет аналогично египетскому, когда Каир позволил Менахему Бегину отвергнуть стремление президента США Джимми Картера поддержать палестинскую автономию.

Администрация Билла Клинтона считала израильско-сирийское соглашение приоритетным направлением с целью ослабить предшественника Аббаса Ясира Арафата. Сейчас же Египет и Израиль могут оказать аналогичное давление на “Хамас” с целью добиться примирения с умеренными силами Западного берега реки Иордан и, в теории, радикальными силами сектора Газа.

Кроме того, Израиль долгое время поддерживал жесткую позицию Вашингтона по иранскому вопросу, и может пойти на уступки в контексте Палестины в обмен на усиление давления на Тегеран. Такова может быть сделка.

Если антикоммунистические взгляды Ричарда Никсона позволили ему начать нормализацию отношений с Китаем, Трамп занимает произраильские, просаудовские и антииранские позиции, что может позволить ему добиться от Израиля существенного компромисса.

Стоит отметить, что политическая карьера Нетаньяху переживает не самые лучшие времена, и стоит ему уйти, как его преемник может пойти на уступки.

Все это впечатляет, но в целом получается не такая радужная картина, как если рассматривать каждый аспект отдельно. Во-первых, саудиты не захотят платить Израилю за то, что и так получают бесплатно. К примеру, министерство иностранных дел Израиля уже поручило своим дипломатам лоббировать жесткие требования Эр-Рияда по ливанскому вопросу. Израиль поддержит США в противостоянии с Ираном, несмотря на то, пойдут ли саудиты на компромисс по палестинскому кризису.

Во-вторых, “Хамас” не собирается сдаваться даже под сильным давлением. Скорее всего, радикалам и умеренным силам не удастся договориться, а умеренным без такого соглашения не хватит ресурсов для эффективного управления сектором Газа.

В-третьих, американское давление на Иран совершенно необязательно заставит Израиль договариваться с Палестиной, поскольку израильтяне могут решить, что Трамп позволит им вести мирные переговоры на своих условиях так же, как поддержал в отношении Тегерана. Кроме того, нет никаких гарантий, что преемник Нетаньяху не окажется еще более радикальным в отношении Палестины.

Дела обстоят таким образом, что причиной провала мирных переговоров в рамках израильско-палестинского конфликта были не досадные недоразумения, неэффективные тактики или плохая удача, а отсутствие желания у обеих сторон подписывать соглашение на условиях противника.

Дональд Трамп выбрал не самый удачный момент для признания Иерусалима столицей Израиля, поскольку, если это касается только Западного Иерусалима, то лучше было использовать этот аргумент под конец переговоров, а не в самом начале, когда арабские страны могут агрессивно отреагировать.

Препятствия на пути урегулирования носят структурный характер. Израильские избиратели придерживаются политических взглядов правого спектра, они религиозны, менее образованны и меньше доверяют арабам, чем в прошлом. Ортодоксальных евреев на Западном берегу реки Иордан становится все больше, а палестинцев все меньше. Исследования также свидетельствуют о высоком уровне удовлетворенности израильтян стандартами жизни; они не приветствуют грубых вмешательств в установленный порядок вещей.

Израиль намного могущественнее Палестины и контролирует часть палестинских территорий. Большинство израильтян считают, что нет необходимости покидать Западный берег реки Иордан, разделять Иерусалим и брать на себя сопутствующие риски. Они убеждены, что такие шаги будут неправильными с точки зрения морали и бессмысленными с точки зрения практической необходимости. Считается, что Нетаньяху рассчитывает на то, что в следующем поколении либеральные евреи в США исчезнут, а христиане, почитающие Иерусалим в качестве святыни, и ортодоксальные евреи обеспечат сопротивление американскому давлению. Другими словами, он предпочитает выжидать.

Многие палестинцы уже отказались от идеи создания палестинского государства. Они возлагают надежды на статус-кво, израильское гражданство или переезд в Иорданию и другие страны арабского мира. Европа и США больше не являются приоритетными направлениями для них. Однако есть и те, кто приемлет политическое насилие.

Успех мирных переговоров зависит от позиции Израиля, честности арабских стран в роли брокеров, и двустороннего сотрудничества между конфликтующими странами в условиях жесткой внутренней оппозиции. В Израиле нет лидеров, которые могут обеспечить такой исход, и в Палестине также, поскольку Аббас готовится покинуть свой пост.

Американцы не намереваются оказывать жесткое давление, поскольку израильско-палестинский мир никогда особо и не был приоритетом для Вашингтона. Ни одна Администрация не хотела брать на себя издержки, связанные с рисками во внутренней политике. Когда затронуты стратегические интересы, США принимают только те решения, которые отвечают их видению этих интересов, поэтому Вашингтон не пустил израильский самолет в воздушное пространство Ирака во время военной операции “Буря в пустыне” и отказался наносить удар по Ирану в 2012 году.

Нет оснований подозревать Администрацию в неискренности намерений, но, учитывая структурные особенности израильско-палестинскому конфликта, вряд ли Кушнеру и Гринблатту удастся добиться существенного прогресса.

Фото: abcnews.com

Share.